«Плачь, о мир! Эпоха смертных подходит к концу. Само время уходит в забвение, а звёзды исчезают с небес. Ужасающее порождения ночи выползает из тьмы, чтобы завладеть миром. Дураки! Ищите убежище в вере или безумии, ибо не существует такого места, где можно было бы от них скрыться. Царствование Хаоса началось!...»
– Эгримм ван Хорстманн, чемпион Тзинча


Эгримм ван Хорстманн — самый печально прославленный и, возможно, самый опасный из немногих известных отступников имперских Колледжей Магии, самый большой позор Светлого Ордена. Было время, когда ван Хорстманн считался одним из самых ярких и талантливых магистров ордена. Он был последним, кто занимал трон патриарха Ордена Света до нынешнего патриарха Верспасиана Канта.

В своё время ван Хорстманн был признан самым молодым, самым одарённым магистром, который когда-либо руководил одним из Колледжей Магии. Но когда он преклонил колени, чтобы поклясться в верности верховному патриарху, императору и делу ордена, никто не догадывался, что его верность и душа уже давно принадлежат другому, гораздо более зловещему повелителю.

Как послушник восьмого круга ван Хорстманн служил под началом уважаемого магистра-чаропевца Альрика, Спасителя Апэсто, который научил его многим из древних секретов ордена. Но всё то время, что Хорстманн служил Светлому Ордену, он молился богам Хаоса о получении силы и знаний, чтобы превзойти своих сверстников; неудивительно, что его повышение в рангах было столь стремительным. Днём он изучал белую магию Хиша, а ночи сосредоточенно просиживал над древними манускриптами, посвящённые порочным знаниям колдовства, которые иерофанты ордена хранили запертыми в его библиотеках. Демоны Тзинча без сомнения нашёптывали свои вечные секреты спящему разуму ван Хорстманна, и его силы значительно увеличивались.

История[править | править код]

«Какое удовольствие. Враг демонов и Светлый волшебник - днём, демонолог пресмыкающийся перед Богом Перемен ради Его милостей - ночью. Как всё это может совмещаться в одном человеке?»
– Принц Лжи в разговоре с Эгриммом ван Хорстманном о его двойственности.

В течение трёх лет нечестивый патриарх вершил свои злые дела. Семена порчи были посеяны в сердцах многих верных послушников и магистров, многие из самых многообещающих инициатов были потеряны для ордена из-за тени, что напустил на него ван Хорстманн. Таково было его умение, с которым он управлял своей тёмной магией, что ван Хорстманн сумел тонко изменить многие ритуалы ордена, направляя их благотворную силу на свои нечестивые цели. Но самым возмутительным было то, что ван Хорстманн на самом деле использовал энергии, которые призывали маги ордена, чтобы работать вдали от них, в хранилищах под Пирамидой Света — хранилищах, которые оставались запечатанными с тех пор, как основатель Колледжей Магии, сам Теклис из Ултуана, создал их как темницы для самых ужасающих созданий и артефактов, захваченных во времена последнего Великого Вторжения Хаоса. Эти артефакты не могли быть уничтожены. Одна за другой пали перед чарами ван Хорстманна магические печати хранилищ, раскрывая запретные знания, которые они содержали в себе. Невозможно вообразить весь тот вред, который был причинён, или все те ужасы, которые были выпущены на свободу ван Хорстманном, перед тем как его злая сущность была раскрыта Храмовниками Зигмара и Великим Теогонистом Фолькмаром фон Хинденштерном.

Разоблачение падения ван Хорстманна — история длинная и омерзительная сама по себе. Достаточно будет сказать, что всё окончилось плохо. Перед тем, как он и его совращённые послушники бежали от объединённого гнева Фолькмара, охотников на ведьм и тех членов Светлого Ордена, кто остался верен его чистым идеалам, ван Хорстманну удалось освободить недоброй славы дракона Хаоса Баудроса из его вечной темницы под Пирамидой Света. На этом крылатом двухголовом создании ван Хорстманн взмыл в небеса и бежал в Пустоши Хаоса.

Достоверную информацию о ван Хорстманне после этого момента сложно найти. Известно, что после бегства он приступил к созданию в Пустошах, на границе Кричащих Холмов, магической цитадели. В эти блестящие Серебряные башни он призвал множество совращённых душ - многие из них были теми магами Светлого Ордена, кого сбили с пути его махинации. Некоторые легенды утверждают, что первые, кто ответил на его призыв, были принесены в жертву, чтобы создать ужасный штандарт Иссохшего Ока - убивающий людей символ преданности Хорстманна Тзинчу. Правда это или нет, но многие паломники, жаждущие силы и власти, прибыли к башням Эгримма, готовые пожертвовать своей душой, чтобы стать учеником предателя.

Ван Хорстманн и его развращённые послушники создали Кабал — самый мерзкий из всех культов, посвящённых Тзинчу. Колдуны Кабала склоняются лишь перед ван Хорстманном, поскольку он самый могущественный из них. Большинство воинов, которые защищают Кабал — добровольные рабы ван Хорстманна и его послушников, невежды, отчаявшиеся получить шанс выучить хотя бы часть искусства своих повелителей.

Как некоторые находят Серебряные Башни, чтобы присоединиться к Кабалу, остаётся тайной. Как только такой воин или колдун бывает принят в Кабал, он должен принести магические клятвы верности ван Хорстманну и, конечно же, его тёмному повелителю, Тзинчу. Как только посвящённый будет отмечен руной Тзинча, он никогда не сможет восстать против воли своих повелителей — под страхом стать одним из безмозглых отродий Хаоса.

Ученики ван Хорстманна повсюду, и говорят, что две трети из всех культов Хаоса в Империи были либо созданы его шпионами и контролируемы Кабалом с помощью неуловимых обходных путей, либо же действительно присягают ему на верность. Подобное интриганство без сомнения неизмеримо ублажает Тзинча, и он значительно вознаграждает ван Хорстманна, делая его своим самым любимым смертным прислужником.

Достаточно будет сказать, что ван Хорстманн хочет заставить Колледжи Магии служить ему и развратить всех магистров Империи поклонением своему повелителю. Поступая так, ван Хорстманн надеется привлечь внимание своего господина и быть награждённым даром демоничества.

Скверна в Светлом Ордене[править | править код]

«Я прошёл Долину Веков и нашёл там постамент, на котором покоился Обсидиановый Кодекс, вырезанный безумцами на каменной плите. Те слова, что я прочёл там, являлись пактом, который связывал Киринекса с утробой Ересиархского Ковена. Они были написаны ещё до того, как родился Зигмар, до того, как появились земли людей, и никто не читал их с тех пор, кроме меня... Это контракт, демон. Нерушимый, и ты его подпишешь...»
– Эгримм ван Хорстманн (неизвестный тогда ученик в Коллегии Света) связывает младшего демона с древним контрактом, вытатуированным на своём теле.

Становление Эгримма ван Хорстманна в Колледже Света началось так же, как и становление любого другого посвященного в любом другом Имперском Колледже Магии; Ученик-волшебник следует по стопам тех, кто более опытен в своём искусстве. Ван Хорстманн вышел победителем из лабиринтов, состоящих из невероятных поворотов и углов, которые, как может показаться, разрушают саму реальность, а также предназначенных для магического сокрытия Пирамиды Света, что незримо стоит рядом с обычными зданиями в Альтдорфе, и которая может быть замечена только теми, кто чувствителен к магии Света. Эгримм Ван Хорстманн прибыл к воротам Пирамиды и был сразу же принят в качестве ученика. С самого начала своего обучения, ван Хорстманн проявлял высокую дисциплину, инициативу и глубокое понимание магических знаний, которые намного превосходили те, что можно было ожидать от простого ученика. Именно по этим причинам ван Хорстманн был одним из немногих избранных лично Магистром-чаропевцом Альриком - великим наставником Светлого Ордена и руководителя хора чаропевцов, для выполнения миссии, которую могут выполнить только самые доверенные из Светлых Магов, заключающееся в применении Экзорцизма.

Это было заданием по изгнанию Демона Хаоса не из какого-то Альтдорфского дворянина или лорда, но из члена семьи самого Императора! Вот почему Колледж Света выбрал лишь немногих из числа наиболее доверенных волшебников и помощников для проведения экзорцизма, поскольку так уменьшалось вероятность того, что посторонние узнают о члене семьи Императора, одержимом Демоном Хаоса. Такая информация неизбежно ослабит имидж Императора и следовательно самой Империи. Несмотря на некоторые трудности, экзорцизм в целом прошёл успешно, однако когда Магистр-чаропевец Альрик и его помощники изгнали демона из тела родственника Императора, тот отказался быть сослан в Сферу Хаоса и упорно удерживался в этом мире. После того, как несколько помощников встретили ужасную смерть от нечестивой магии демона, именно Эгримм ван Хорстманн, со своим быстрым и нестандартном мышлением, сумел загнать демона в угол и изгнать его в Царство Хаоса... Или по крайне мере так всем казалось.

На самом деле Эгримм ван Хорстманн не был простым учеником Светлого Ордена, он был тайным последователем Великого Заговорщика - Бога Хаоса Тзинча. То, что для всех выглядело как изгнание демона, на самом деле было заклинанием, которое связало его с маленькой магической тюрьмой, которая внешне не отличалась от небольшого кристалла - предмет, который Хорстманн так удачно получил от одного мага, который таинственным образам исчез с появлением Эгримма в Колледже. Улучшив момент, когда ван Хорстман был вне поля зрения своих коллег и мастеров, а главное не мог быть обнаружен магическим способом - он выпустил демона из тюрьмы и потребовал того назвать своё имя, угрожая сжечь его очищающим светом. Порождение Хаоса звали Хискернаатом, и по иронии судьбы он являлся демоном Тзинча. Но ван Хорстман хорошо разбирался в уловках Тзинча и потому знал, что демон будет использовать любые формы манипуляций, чтобы освободить себя от службы смертному и Хорстман успел подготовится к этому. Он расстегнул свой халат, обнажив вытатуированные на его теле тексты, написанных на тёмном наречии. Это был договор, настолько хорошо замаскированный и так прекрасно сформулированный - что для того что бы найти в нём хотя бы одну лазейку, даже демону пришлось бы потратить на это не один десяток веков. Первый этап великого обмана Эгримма ван Хорстманна был завершён.

Череп Катама[править | править код]

«Я не разговаривал три столетия, потому как никто не был достоин слышать меня. Никто не был достоин узнать моих знаний. Но этот. Этот достоин.»
– Череп Катама, говорящий об Эгримме ван Хорстманне.

Череп Катама - желанный предмет Эгримм ван Хорстманн.

Эгримм ван Хорстманн знал, что для достижения своих нечестивых целей ему понадобится сила, намного превышающая его собственные магические способности. После достижения успеха в экзорцизме и продолжении развития своих исследований - ван Хорстманн очень быстро поднялся в рядах Светлого Ордена. Вскоре он возвысился до уровня полноценного Светлого Мага, и уже будучи не учеником-студентом, получил право на свою собственную комнату, весьма уединённое и отдалённое помещение, находящиеся в Пирамиде Света. По воле случая, эта комната была той самой, где раньше проживал маг, что таинственным образом пропал без вести, и являлся изначальным владельцем магического кристалла. Подняв свой авторитет и пользуясь большим доверием других Магов Света - ван Хорстману, наконец, разрешили войти в более глубокие уровни Пирамиды Света, вход куда ограничивается лишь немногими волшебниками и их помощниками, поскольку он содержит большое собрание магических артефактов, которые на протяжении веков собирал Светлый Орден. Как и во всех других Имперских Колледжах Магии, не каждый магический артефакт, коим владеет Колледж, был в пределах его понимания.

В конце-концов, Эгримм ван Хорстманн попал в запретное хранилище, бросая лишь беглый взгляд на лежащие вокруг артефакты, ибо он спустился сюда только ради одного, конкретного предмета. Вскоре ван Хорстманн обнаружил то что искал: череп, покрытый серебром и украшенный драгоценными камнями, на котором была изображена странная восьмиконечная звезда. Два Старших Волшебника Света, что охраняли эту область хранилища, заметили ван Хорстманна, когда он собирался поднять череп, и предупредили что даже его звание и заслуги не дают ему права взять этот артефакт. Однако в тот момент, когда рука ван Хорстманна коснулась восьмиконечной звезды черепа, челюсть того открылась, и он объявил, что ван Хорстманн достоин того, чтобы обладать им. Ошеломленные от увиденного маги, позволили Эгримму взять череп себе.

Как оказалось, это не просто магический артефакт, то был череп давно умершего демонолога Катама. Как гласит легенда, Катам являлся тёмным колдуном, который был полон решимости достичь вечной жизни. И он её достиг, заключив сделку с Тзинчем, в обмен на свою душу. Как только сделка состоялась - Тзинч подарил ему столь желанное бессмертие, однако при этом не уточнил, как именно будет выглядеть такая жизнь, так как оказалось, что тело Катама все ещё увядает и стареет, но при этом его дух не угасает. Вскоре тело Катама окончательно подвело его, и дух колдуна навсегда остался в неподвижном и безжизненном теле. Со временем вся его плоть и кости разложились, превратившись в пыль, вся, кроме черепа, который и стал вместилищем духа колдуна. С тех пор он передавался из поколения в поколение, и Катам больше не контролировал свою судьбу. Однако Эгримм ван Хорстманн жаждал заполучить череп Катама, поскольку в той же легенде говорилось, что до того, как тело Катама окончательно подвело его, он тратил свои последние годы на отчаянною попытку найти лазейку в своём соглашении с Тзинчем, однако найти таковую ему суждено не было. Все, что смог узнать Катам в своих поисках - это невероятные секреты Тёмных Богов, которые он до сих пор нашёптывает тем, кто достоин владеть его черепом. По слухам, среди множества тайн колдуна есть ритуал, который позволит смертному напрямую общаться с самим Тзинчем. Аудиенция с самим Тзинчем - это и было тем, чего так страстно намеревался добиться Эгримм ван Хорстман.

Договор с Тзинчем[править | править код]

«Я преподношу тебе эти знания только потому, что меня устраивает твоя месть. Всё, что произойдёт - случится только потому что я этого желаю. Ты никогда не должен забывать об этом, Эгримм ван Хорстманн.»
– Принц Лжи.

В конце концов, Череп Катама нашептал секреты того, как связаться с Тзинчем и всё что для этого требовалась - это жертва. Однако жертвоприношения, которые радуют Бога Магии - это вовсе не кровь и плоть, но жертва знаний.

Узнав об этом, Эгримм ван Хорстманн уединившись в своей комнате сжёг древние фолианты, священные писания Светлого Ордена, в коих хранились бесчисленные и бесценные секреты, которые теперь больше никогда не откроются этому миру. Сделав это, он вырезал священный символ Тзинча на соседнем столе, наполнив его смесью из крови демона и пепла сожжённых томов, умоляя Тзинча заметить его жертву и услышать его слова. Бог Магии не стал игнорировать такую жертву и после окончания ритуала воздух раскололся, а над столом открылся пурпурно-чёрный разлом, извергающий тени и испускающий нечестивую магическую энергию. Этот портал становился всё шире и шире, пока не поглотил ван Хорстманна целиком. Последнее, что он слышал перед тем как исчезнуть окончательно, был неудержимый смех Черепа Катама...

Эгримм ван Хорстманн появился в месте, которого не существовало, но тем не менее оно было. В месте, в котором не было реальности, но где всё становилось реальным лишь небольшим усилием мыслей. Это и были так называемые Владения Хаоса. Эгримм ван Хорстманн изо всех сил пытался удержать свои мысли, ибо потеряв концентрацию, он навсегда лишится своего разума и потеряется в этом безумном месте. Однако ван Хорстману удалось сохранить контроль над своим рассудком, даже когда он поднимался по лестнице, которая была изуродована телами бесчисленных жертв, и как казалось, вела в бесконечность. В один момент она неожиданно закончилась и ван Хорстманн оказался перед тронным залом.

Там, на троне, находящемся на горе из бесчисленного количества горящих книг, в окружении более миллиона демонов, которые изменяли свою форму каждую секунду - находилась огромная, мясистая масса миллионов и миллионов лиц, которые корчились и искажались во всех возможных эмоциях и выражениях. Это был божественный Тзинч собственной персоной... Или нет? Бог обмана, по правде говоря, не имеет истинной формы или тела, поскольку он является аспектом самого изменения. То, что восседало на троне, было лишь простым аспектом Тзинча, и когда ван Хорстманн разглядел эту иллюзию, он был награждён истинной встречей с Тзинчем, который принял форму величайшего страха ван Хорстмана - все демоны, трон и мясистая масса, все они превратились в бесчисленное множество змей, которые почти задушили его. Но в последний момент они рассеялись и изменились, приняв облик одной гигантской змеи, говорящей тысячью голосов.

Тзинч заранее знал, чего хотел Эгримм ван Хорстманн, и предложил отдать ему это, в обмен на его душу. Но ван Хорстманн был непреклонен - он не хотел совершить ту же ошибку что и Катам и отказался торговать своей душой. Ван Хорстамнн предлагал Тзинчу всё, чего бы тот не пожелал от него, всё - кроме своей души, и всё это лишь для того, чтобы получить знания, необходимые ван Хорстманну для достижения своих целей. Изменяющий Пути потратил некоторое время на обдумывание сказанного, но вскоре решил, что предложение было взаимовыгодным, и передал необходимые знания ван Хорстманну. Тзинч прошептал ван Хорстманну нужную информацию, и невозможно было сказать, заняло ли это только минуту или продолжалось долгие часы. Однако, когда последние слова были сказаны, гигантская змея исчезла, и ван Хорстман очнулся на полу своей комнаты, рядом с Черепом Катама, что смотрел на него сверху-вниз, с выражением чистого изумления. Ван Хорстманн почувствовал острую боль, откинул халат и увидел, что новый контракт был выжжен вместо старого на его коже, а последняя строка завершалась знаком Тзинча, рядом с подписью самого ван Хорстманна.

Интриги Эгримма ван Хорстманна[править | править код]

«Они ничего не найдут. Я заключил договор. Я сотворил чудо. Тьма скрыта во мне и даже Эльрисс не видит этого. Никто не узнает как ты умер, и даже если в этом месте останутся следы Тёмной магии - то все решат что она исходила от тебя.»
– Эгримм ван Хорстманн, перед тем как хладнокровно убить Золотого Мага.

По мере того, как Эгримм ван Хорстманн продолжал тайно совершать свои вылазки в хранилище Светлого Ордена и уничтожать находящиеся там артефакты, бесценные как в магическом, так и в интеллектуальном значении - благосклонность Великого Обманщика к нему продолжала расти. Росли также и магические силы ван Хорстманна, по мере того как он всё больше и больше экспериментировал с одной из самых нечестивых и запрещённых магических искусств, позволявших ему творить чрезвычайно замысловатые и сложные заклинания, которые вызывали хаос в естественном порядке Светлого Ордена и ещё больше увеличивали могущество самого Тзинча.

Однажды неожиданное потрясение ударило по безмятежной и спокойной атмосфере, царящей в Пирамиде Света. Её жители; молодые и старые, магистры и ученики - все спешили посмотреть, что вызвало такой переполох. Ошеломлённые и потрясённые волшебники впали в ужас при виде Пирамиды, из которой торчал стержень, сделанный из чистого золота, высотой пятьдесят футов. Всю вину быстро возложили на Золотой Орден, поскольку его члены являлись мастерами Металла и всегда испытывали враждебность к Светлому Ордену. Расследование, которое проводил лично ван Хорстманн, лишь подтвердило все подозрения. Мало кто из других магистров мог даже предположить, что на самом деле этот стержень был вызван самим ван Хорстманном, который в тайне призвал его с помощью Тёмной Магии. Конфликты между двумя колледжами становились все более и более ожесточёнными, и пока ситуация окончательно не вышла из под контроля, Светлый Орден отправил небольшую делегацию магов для встречи с представителями Золотого Ордена. Встреча проходила в нейтральном, для обоих колледжей месте - храме Шаллии, находящемся в северной части Альтдорфа.

Возможно, если бы ван Хорстманн предусмотрительно не состоял в составе делегации, то эта встреча привела бы к успешному прекращению конфликта между двумя великими колледжами. Пока шли переговоры, ван Хорстманн выпустил Хискернаата из своей тюрьмы-кристалла, тайно спрятанного в одеждах волшебника. С великим удовольствием, малый демон Тзинча незаметно выскользнул из своей тюрьмы, мгновенно растворившись с окружением. Никем не замеченный, демон вселился в тело ближайшего к нему Золотого Мага; единственным видимым признаком одержимости стало лишь изменение цвета глаз несчастного. Затем одержимый маг резко взмахнул руками, на которых уже переливалось расплавленное золото, и буквально взорвал стоящего перед ним Светлого Мага, умершего в жуткой агонии, когда металл пробил его грудь. Оставшиеся Светлые маги мгновенно среагировали на угрозу и призвали свои мощные защитные заклинания, в результате чего некогда мирный Храм Шаллии стал настоящим полем боя. Во время битвы, Ван Хорстманн сумел загнать в угол одержимого мага, который к его сожалению, имел достаточно силы воли, чтобы изгнать Хискернаата практически сразу же после начала сражения. Тем не менее, он убил Золотого Мага особо жестоким способом, применив Тёмную Магию; в результате чего кожа ошеломлённого волшебника быстро распухла от быстрорастущих опухолевых образований, пока в один момент его тело больше не смогло содержать эту раздувающуюся массу искажённых тканей и мышц, после чего он взорвался кровавым потоком из деформированных кусков мяса, которые не позволяли даже опознать тело, и что самое важное - не являлось свидетельством применения нечистой магии ван Хорстманна. После этого, Эгримм ван Хорстманн бежал с оставшимися в живых магами из храма и вернулся в Пирамиду Света. Хискернаат с неохотой вновь появился у ван Хорстманна в его комнате три дня спустя, всё ещё связанный контрактом вытатуированным на груди ван Хорстманна.

Магическая дуэль[править | править код]

Но случившееся кровопролитие было всего лишь предвестником того, чего ван Хорстманн желал достичь своими гнусными манипуляциями. Инцидент в храме довел конфликт между Светлым и Золотым Орденом до предела, и теперь существовал только один выход, способный вновь восстановить мир - магический поединок между Магистрами-Патриархами обоих орденов. Магическая дуэль между лидерами Имперских Колледжей Магии - это древний ритуал, который на протяжении веков помогал улаживать все возникающие разногласия. Выигравший поединок объявлялся победителем в возникшем споре, а колледж проигравшего чаще всего оказывался в уязвимом положении; ибо если их Магистр-Патриарх получал травму или даже погибал, то колледж оставался на какое-то время без руководящего лидера. Именно из-за такого риска, вариант с дуэлью так старательно избегался двумя орденами, однако теперь когда кровь была пролита, лишь пролитие ещё большего её количества было способно положить конец вражде.

Эгримм ван Хорстманн, вместе с членами других орденов, находился на древней арене, которую использовали для дуэлей между волшебниками. Само ристалище находилось на изолированном острове, посреди реки Рейк, недалеко от Альтдорфа. Каждому колледжу была выделена своя часть на зрительской части арены, обозначаясь знаменем конкретного ордена. Янтарные Колдуны, вместе со своими дикими спутниками, и в не менее диких одеждах, сидели рядом с Небесными Магами, которые в свою очередь носили ярко-синие и серебряные одежды, вместе с дорогими увеличительными трубками и всевозможными приборами для наблюдения за звёздами. Воздух над Огненным Орденом постоянно мерцал от жары, в то время как маленькие растения и цветы прорастали возле членов Нефритового Ордена. Когда все расселись, великие врата по обе стороны арены открылись - верный признак начала поединка.

Из зияющей темноты одной из гладиаторских палат вышла фигура с двуручным молотом, украшенная бронзовыми одеяниями и металлическим воротником, ярко переливающимся от наложенных на него чар. То был Великий Магистр Золотого Ордена. С противоположной стороны вышел человек в белых одеждах, сжимавший в одной руке - элегантный посох, а в другой - ятаган, светящийся сиянием чистой святости. Это был Великий Магистр Светлого Ордена Эльрисс. Эльрисс был Великим Магистром ещё до того, как ван Хорстманн начал своё обучение, и тем, кто хвалил ван Хорстманна за его впечатляющие способности в области Светлой магии. Однако теперь, не испытывая никаких эмоций, Эгримм ван Хорстманн наблюдал затем, как старый магистр яростно сражался и противостоял своему сопернику. Заклинания, способные превратить в пыль целую деревню, творились, развеивались и повторно преобразовывались в пределах этой арены, и какое-то время всем казалось, что ни одна из сторон не сможет пробить защиту другой. Но в конце-концов Великий Магистр Света был побежден Великим Магистром Металла. Глава Колледжа Света лежал мертвым прямо в центре арены.

Эгримм ван Хорстманн не был удивлен таким исходом, поскольку этот поединок был желанным последствием его махинаций. Без своего лидера Светлый Орден будет сильно ослаблен; Светлый Колледж, как и большинство других Имперских Колледжей, управлялся учёными-волшебниками, которые избегали интриг и политики, которые, как всем известно, всегда сопровождали любые выборы. Как правило, лидером колледжа был наиболее одаренный волшебник из его рядов, однако процесс поиска такого человека может занимать годы, если и не десятилетия. В итоге, Светлый Орден находился в весьма плачевном состоянии - и всё это было результатом действий Эгримма ван Хорстманна.

Демоны и недуги[править | править код]

«Там будут и другие из вашего рода, чтобы помочь вам, ведь все кто был изгнан экзорцизмом Светлого Ордена, на самом деле попадают сюда, в эту тюрьму, и при этом становятся связанными контрактом, который я заключил со своими богом. Слушай мой приказ, Моркул: зарази весь Альтдорф. Пусть чума распространяется быстро, словно страх.»
– Эгримм ван Хорстманн отдаёт приказ демону Нургла, связанному с ним контрактом.

Колледж Света был сильно ослаблен отсутствием Великого Магистра. Орден испытывал большие трудности в управлении и организации своих повседневных функций, из-за расчётливой и чрезмерно дотошной природы учёных-волшебников. Усиленное давление со стороны имперских чиновников, желающих ускорить назначение нового лидера, также мало на что могло повлиять. Напряжение внутри Пирамиды Света росло, а следующий этап плана ван Хорстманна только усугубил проблемы Светлого Ордена.

Вскоре Эгримму ван Хорстманну попал в руки экземпляр Liber Pestilentius - гримуар, похищенный у ныне покойного Серого Провидца. В нём содержался подробный список отвратительных болезней и заклинаний магии чумы, однако том был почти полностью написан на скавенском языке. Кривые царапины и чернильные знаки, которые содержались в томе, были совершенно чужды и непонятны ван Хорстманну; даже Череп Катама, с его обширными знаниями, не мог понять его точное содержание (а Катам всегда был весьма разговорчив и готовым предложить ван Хорстманну свою «помощь»). Ван Хорстманну требовалось существо хорошо разбирающееся в чуме и других болезнях, чтобы успешно применить магию, хранящуюся в скавенском гримуаре.

Такая возможность представилась, когда потребовалась помощь Эгримма ван Хорстманна при облаве на тайный Культ Хаоса в одном из тихих районов Альтдорфа. Вместе с ним на задание отправился Верспасиан Кант, что был членом первоначальной группы помощников, которых сопровождал ван Хорстманн ещё во время своего первого экзорцизма. Кант, будучи самодовольным человеком, делал всё возможное, чтобы стать главным экзорцистом, однако его знания не достигли уровня Ван Хорстманна. Два волшебника, при помощи ветеранов Охотников на ведьм, смогли обнаружить местоположение культа. Группе Охотников на ведьм удалось довольно быстро уничтожить еретический культ, однако два оставшихся культиста отличались от других своими особо отвратительными мутациями.

Один из мутантов почти ни чем не отличался от мешка, наполненного мембранами с токсичными жидкостями, в то время как другой имел настолько большую пасть, что она простиралась от лица до середины груди, и внутри которой извивалось огромное количество червей. Внутри этих культистов обитали демоны, служащие Богу Хаоса, что являлся Отцом Чумы и Распада - Нурглу. Ван Хорстманн и Кант смогли вынудить существ избавиться от своих человеческих хозяев, раскрыв тем самым свою истинную природу. И вот, когда во время экзорцизма пение обоих волшебников достигло своего крещендо, воля демонов была наконец сломлена, и они были изгнаны обратно в Царство Хаоса... По крайней мере так всем показалось. В действительности же, их перенесло и привязало к волшебному кристаллу Эгримма ван Хорстмана, который был ни чем иным как тюрьмой для демонов.

Мастерство Эгримма ван Хорстманна достигло такой высоты, что он смог создать потайную комнату в своей собственной, находящейся в Пирамиде Света. Стоящая в стороне, как казалось бы обычная большая статуя быка (которую по какой-то причине предыдущий владелец комнаты использовал лишь в качестве украшения), являлось не чем иным как секретной дверью, благодаря которой можно было войти в саму статую. Однако внутри этой статуи не было ни каких ходов или лестниц, ведущих в тайное укрытие, она выводила зашедшего в неё в тайную комнату залитой сияющим светом - то был искусно созданный магией ван Хорстманна карман пространства, спрятанный в складках реальности. Эта комната служила определенной цели, но в настоящее время ван Хорстманн использовал её как безопасное место для изучения Тёмной Магии.

Эгримм ван Хорстманн находился в своём тайном убежище, когда он вновь воспользовался магическим кристаллом, выпустив демона с одним рогом. Этот демон был Чумоносцем; обычный пехотинец в демонической армии Нургла, с интеллектом немного большим, чем у дикого животного. Тем не менее, нечестивое создание было весьма значимым, так как это был Моркул, носитель Кубка Нургла. Демон был в ярости из-за своего заточения и как только он освободится, то обещал мучить душу ван Хорстманна в течении вечности. Выслушав весь поток угроз, Эгримм ван Хорстманн откинул рукав на своей мантии, продемонстрировав демону очередной контракт на своём теле, однако на этот на этот раз, текст был подписанный трёхголовой печатью Нургла. Всё тело Ван Хорстмана покрывало бесчисленное множество контрактов, заключённых с всевозможными демоническими сущностями, включая представителей всех Богов Хаоса. Ван Хорстманн передал Liber Pestilentius Моркулу, приказав Чумоносцу воспользоваться его секретами и начать эпидемию, чтобы заразить Альтдорф.

Гниль Богов[править | править код]

«Я не знал что и думать о тебе, даже когда ты был ещё помощником. В тебе был такой потенциал, такой организованный ум, но я не видел той страсти, которая нужна магистру. Теперь я знаю - ты скрывал это. Я должен был разглядеть в тебе это раньше. Тогда я недооценил тебя, но сейчас мы все это видим - только ты сможешь привести нас в лучшее будущее.»
– Магистр-чаропевец Альрик, в разговоре с Энгриммом ван Хорстманном.

План Эгримма ван Хорстмана заключался не в том чтобы заразить весь Альтдорф, а в том чтобы эпидемии подверглись лишь определённые места и районы, которые можно было бы легко изолировать, при этом вызвав страх и панику в других, относительно безопасных частях города. Эта часть плана была реализована более чем успешно - очень скоро на улицах города начались массовые столпотворения и разруха. Наиболее суеверные жители города окрестили чуму «Гнилью Богов», из-за распространяющихся слухов о том, что чума является божественным наказанием за все грехи человечества. Всепоглощающая паника ещё больше встревожила Светлый Орден, ведь зачастую чтобы помочь остановить распространение инфекции, горожане прибегали к помощи Волшебников Света, которые помогали бороться с эпидемией своим очищающим светом.

Общий распад начал проявляться даже в Пирамиде Света, что дало ван Хорстману возможность завоевать благосклонность у других волшебников, при помощи малозаметных жестов и даров.Также ван Хорстманн предпринял целый ряд шагов, чтобы завоевать расположение своего первого мастера и наставника - Магистра-чаропевца Альрика, хотя на тот момент ван Хорстманн уже превосходил своего бывшего учителя как по званию, так и способностям. Альрик был вне себя от восторга, когда ван Хорстманн преподнёс ему свой дар: хитроустроенный, трёхрядный орган, который во время игры идеально гармонировал с помощниками в их песнопениях, что распространяли магию Хиша по всему Колледжу Света. Альрик всегда хотел, чтобы подобный орган помогал чаропевцам, но все его ходатайства всегда оставались не услышанными... всеми, кроме ван Хорстмана. Чувствуя, как слёзы проступают от эмоций, Магистр-чаропевец Альрик смиренно поблагодарил ван Хорстманна за такой подарок. Известность Ван Хорстманна в Колледже Света росла с каждым подобным актом щедрости, но настоящею славу его имени принесёт «открытие», что поможет Колледжу и всему Альтдорфу в это трудное время.

Эгримм ван Хорстманн довёл до колледжа некоторые «слухи», в которых утверждалось что «Гниль Богов» зародилась в Садах Морра, находящихся где-то в пределах города. Небольшая группа Светлых Магов, в том числе и сам ван Хорстманн, отправились на поиски источников этого недуга. После того, как ван Хорстманн привел группу в Сады, то спустя какое то время волшебники обнаружили тёмную ауру, исходящую из катакомб одного полу-храма/полу-кладбища. На входе в величественную гробницу висела табличка с подписью «Саленхарр» - широко известное имя богатой семьи бургомистров, обладающих глубокими политическими связями. Сделав это открытие, на волшебников тут же обрушился жуткий магический шторм, выбивший дверь гробницы, из которой затем вышли ожившие мертвецы, некогда упокоенные в этом склепе. На один миг Волшебники Света замешкались, и их вот-вот поглотила бы волна из оживших тел... Однако Эгримм ван Хорстманн спас их с помощью очищающего света и мощной магии, что ошеломила даже других волшебников, спалив при этом оживших мертвецов. Спустившись в гробницу, волшебники обнаружили, что внутри одного из открытых гробов лежала книга Liber Pestilentius.

Конечно же никто из ступивших в гробницу не знал, что именно Эгримм ван Хорстманн заранее положил этот фолиант туда. Вместе с тем, демонический зверинец Ван Хорстманна разросся ещё больше, и бесчисленные контракты, что покрывали практически всё его тело, навеки связали его с группой демонических слуг, представленными от каждого из Богов Хаоса. На самом деле вовсе не некромантия оживила трупы давно умерших Саленхарров, а демоны подчиняющиеся ван Хорстманну, и принявшие их облик, которые после своего "изгнания" просто переносились обратно в магическую тюрьму-кристалл. Не смотря на всю свою простату - обман сработал, и Колледж, как и весь Альтдорф, были возмущены Саленхаррами, которые как теперь всем казалось, использовали Тёмную Магию, и вместе с тем были обвинены в распространении чумы, поразившей город. Охотники на ведьм выследили оставшихся членов семьи и заключили их в тюрьму по обвинению в колдовстве. Большинство граждан были удовлетворены осознанием того, что те кто был виновен в заражении города «Гнилью Богов», теперь будут привлечены к ответственности за свои злодеяния... Большинство граждан, за исключением одного Светлого Мага.

Магистр-волшебник Верспасиан Кант уже давно с подозрением относился к быстрому возвышению Эгримма ван Хорстманна в Светлом Ордене, и его инстинкт подсказывал ему что с выдающимся магом было что то не так. Подозрения Канта усилились, когда он обнаружил что большая часть ценных фолиантов и свитков Светлого Ордена таинственным образом пропадали, когда в последний раз хранились у ван Хорстманна (который тайно сжигал бесценные тексты, чтобы заслужить милость Тзинча). Также Кант, при помощи магического сканирования, обнаружил следы присутствия демона и Тёмного колдовства во время сражения в храме Шаллии, и такие же следы были обнаружены им в саду Морра. Верспасиан Кант подозревал, что Эгримм ван Хорстманн не только практиковал Тёмную Магию и заключил сделку с демонами, но и был причиной многих несчастий, постигших Светлый Орден. Он не мог публично высказывать свои подозрения - известность ван Хорстмана в Ордене настолько возросла, что идея о ереси была бы категорически отвергнута, а многие маги встали бы на его защиту. Чувство справедливости Канта не позволяло ему смирится с этим фактом, поэтому он тайно привёл свои неопровержимые доказательства в Орден Серебряного Молота. Охотники на ведьм, всегда жаждущие сжечь любого практикующего магию, неважно тёмную или какую-либо другую, выслушали доводы Канта. Специальная оперативная группа Охотников на ведьм, куда входили уцелевшие члены семьи Саленхарров (которые были немедленно освобождены из заключения после того, как Кант представил доказательства их невиновности), была создана для поимки ван Хорстмана и предания его правосудию. Однако им нужно было действовать очень быстро, поскольку заслуги ван Хорстманна стали настолько высоко признаны в Коллегии Света, что многие магистры желали видеть молодого мага на самой главной должности в Ордене:

Эгримм ван Хорстманн вот-вот станет Магистром-Патриархом Светлого Ордена.

Магистр-Патриарх Хорстманн[править | править код]

«Мы должны занять лидирующие позиции среди других Колледжей. Я приведу нас к этому. Не потому что я хочу этого, не потому что это следующий шаг к чему-то большему, но потому что у меня есть долг перед народом Империи и другими Орденами Магии, и став Великим Магистром я смогу лучше всего исполнить его. Примите мою благодарность, братья-волшебники. Пусть это будет началом новой эпохи Света.»
– Речь Эгримма ван Хорстманна после того, как он стал Магистром-Патриархом.

Пол был усыпан листьями и лепестками, а коридоры заполнены прислужниками с опущенными глазами в знак своего почтения, когда Эгримм ван Хорстманн шёл на церемонию становления Магистра-Патриарха. Были подняты большие знамёна ярких цветов, несущие геральдику великих магистров прошлого, и исходящий от них мягкий свет окутывал Пирамиду Света. Самые могущественные старшие магистры и даже сам Император аплодировали, когда ван Хорстманн взял на себя ответственность за судьбу всей Коллегии Света. Все с гордостью смотрели на ван Хорстманна, и с улыбками говорили, что отныне все заботы, терзавшие в последние время умы магистров - улетучатся в одно мгновенье, потому что теперь у них был тот, кто сможет провести их сквозь эти тёмные времена.

А потому ван Хорстманн не стал терять времени даром и сразу же после церемонии назначения он заверил Императора что у него есть план по спасению Альтдорфа. Его суть заключалась в том что Пирамида Света хранит в себе множество могущественных реликвий и артефактов, которые ценны настолько, что не могут храниться даже в главном Хранилище. Секрет Пирамиды Света состоит в том, что это не только пирамида стоящая на поверхности земли, но и пирамида уходящая в глубь, и на вершине этой "перевернутой" пирамиды находилось вторичное, ещё более надёжное хранилище, в котором хранились артефакты невиданной мощи. Среди них и находился тот самый, который мог помочь спасти Альтдорф, и всё что нужно было сделать ван Хорстманну, - это воспользоваться этим артефактом. С благословения Императора, он отправился на его поиски, однако перед этим ван Хорстманн решил поговорить с Магистром-чаропевцом Альриком.

Магистр-чаропевец Альрик, некогда наставник Эгримма ван Хорстманна, теперь стал его подчинённым, однако старого магистра всё время что-то тревожило. Он долго не хотел говорить с Эгриммом о том что его мучило, но после того как ван Хорстманн сумел успокоить его, Альрик разоткровенничался. Он рассказал ван Хорстманну что у него есть жена - Альбреда. Волшебники нередко создают семью, но Магистр-чаропевец Альрик сильно опасался, что его жена может заразится буйствующей по городу болезнью и он потеряет её навсегда. Эгримм ван Хорстманн, Магистр-Патриарх Светлого Ордена, заверил своего бывшего наставника что причин для волнения нет, ибо всё скоро закончится.

Предательство[править | править код]

«Ясно то, что ты не собираешься раскаиваться в своих преступлениях. Настоящим объявляю тебя виновным по всем пунктам обвинения. Именем Зигмара, преклони колени и получи заслуженное наказание.»
– Охотник на ведьм, объявляющий Эгримма ван Хорстманна виновным в использовании Тёмной Магии.

Когда Эгримм ван Хорстманн спустился в глубины Пирамиды Света, двери колледжа резко распахнулись, когда группа Охотников на ведьм во главе с Верспасианом Кантом и Боевым-магом Кардиггианом, без объяснений ворвалось внутрь. На шум тут же прибежало группа магов и даже несколько магистров, а услышав о предательстве Патриарха Света, Магистр-чаропевец Альрик, как и многие другие волшебники, отказались подчиниться столь смехотворным обвинениям и передать ван Хорстманна толпе Охотников на ведьм и членам семьи Саленхарров. Однако Эгримм ван Хорстманн заранее предвидел такой поворот событий, и пока Охотники на ведьм и волшебники спорили друг с другом, тёмные фигуры незаметно для всех стягивались в зал где шла дискуссия. Эгримм ван Хорстманн освободил своих демонических слуг перед тем, как спуститься в хранилище, и теперь Хискернаат, Моркул и десятки других демонов неожиданно материализовались прямо на глазах ошеломлённых волшебников. С нечестивыми криками, рёвом и другими звуками, издаваемыми демонами на своём нечестивом наречии, порождения хаоса бросились в атаку.

Воспользовавшись эффектом неожиданности, демоны нанесли ощутимые потери собравшимся в зале людям, однако в конечном итоге были отброшены объединённой мощью Светлых магов и Охотников на ведьм. Роль этих демонов заключалась не в том чтобы убить всех разоблачителей, но в том чтобы как можно дольше задержать их. Хискернаат, слишком медленный и слишком раненый для того чтобы сбежать, - был прижат к земле стрелами из чистого света, а параллельно с этим, один из храмовников Зигмара окроплял его каплями святой воды до тех пор, пока демон Тзинча, не в состоянии выдержать страданий, не рассказал им, что ван Хорстманн отправляется в нижнее Хранилище. Опасаясь худшего, боевой-маг Кардиггиан повел группу Охотников на ведьм в Хранилище, в то время как Альрик, убедившийся в справедливости обвинений против ван Хорстманна, повёл Канта в комнату Магистра-Патриарха, чтобы обнаружить, и по возможности запечатать путь, по которому демоны проникли в колледж.

Альрик и Кант первыми достигли покоев Хорстманна, пробежав мимо служителей и других волшебников, спешивших на уже отгремевшие звуки недавнего боя. Попав в комнату, они обнаружили на столе лишь открытую шкатулку с магическим кристаллом, однако Альрик почувствовал что с помещением что-то не так. Усилив с помощью магии свои чувства, он нашёл потайной проход в статуе быка. Попав в тайное помещение, Альрик увидел что эта комната ни чем особо не отличается от покоев предателя, но всё же кое-что смогло привлечь его внимание - несколько удобных подушек, лежащих на верхних книжных полках, а поверх подушек лежало маленькое глазное яблоко, всё ещё свежее и окровавленное, и пристально наблюдавшее за Альриком.

Эгримм ван Хорстманн наблюдал за Альриком с помощью маленького кристалла, который был связан магическими силами с глазным яблоком лежащим в тайном убежище. В этот самый момент, со стороны входа в нижнее Хранилище, ван Хорстманн услышал какой то шум. То была группа под предводительством Кардиггиана, наконец настигшая ван Хорстманна. Из ворвавшийся толпы вперёд вышел мужчина в тёмном кожаном плаще, который был увешан всевозможными орудиями пыток и несколькими пистолетами. Охотник на ведьм обвинил Эгримма ван Хорстманна в призвании демонов и практике Тёмной Магии, и на одном дыхании объявил ван Хорстманна виновным по всем пунктам обвинения. Неожиданно рука Эгримма ван Хорстманна окуталась чёрным магическим пламенем, после чего предатель сказал стоящим перед ним храмовникам что все случившиеся события были результатом его тщательного и скрупулёзного планирования, и даже сейчас его обвинители продолжают действовать согласно его планам. Неожиданным и быстрым жестом рук, ван Хорстманн закрыл проход в своё святилище, и Кант с ужасом наблюдал из комнаты предателя-патриарха, как дверь в статуе захлопнулась. Альрик, всё ещё находившийся в комнате по другую сторону реальности, резко обернулся, услышал захлопывающиеся дверь, и не успев нечего предпринять, лишь наблюдал за тем, как единственный проход растворяется в стене. Ван Хорстманн навсегда отрезал тайную комнату от остального мира.

Охотник на ведьм на такой жест отреагировал почти моментально и выстрелил из пистолета благословенной пулей, однако не долетев до него, та была отражена магическим щитом, состоящим из чистого света, в последний момент созданным ван Хорстманном. Эгримм ван Хорстманн отбивался от своих противников магическими атаками, применяя как светлую так и тёмную магию. Пол Хранилища устилало множество тел: одни с сгоревшей плотью, оставившие после себя лишь дымящийся скелет, другие с большими и кровавыми отверстиями, образовавшимися там, куда попадало тёмное пламя. Охотник на ведьм бросился в атаку, взяв в две руки благословлённый боевой молот, но прежде чем он смог ударить предателя, ван Хорстманн произнёс заклинание, и вылетевший осколок стекла пронзил Охотника на ведьм в бедро. Не теряя времени, ван Хорстманн стукнул по земле своим посохом, и сотни небольших шипов разлетелась во все стороны, пронзая всё тело и конечности Охотника и оказавшихся рядом противников. Предчувствия неожиданную опасность, ван Хорстманн резко упал на землю, в тот самый момент, когда над ним пролетел огненный шар. Боевой-маг Кардиггиан начал магическую дуэль с ван Хорстманном, поочерёдно обмениваясь с ним огненными стрелами. Внезапно потолок Хранилища скрылся в вихре из чёрных облаков, откуда резко вылетела чёрная молния, попавшая в нечего не успевшего предпринять Кардиггиана. Тёмная магия насквозь пронзила боевого-мага, и всё что от него осталось лишь куски обожжённого мяса. Обессиленный ван Хорстманн упал на колени; магия, которую он использовал, сильно истощила его, однако он быстро пришёл в себя, а когда взглянул на кристалл, то увидел того кто был виновен во всех его бедах и несчастьях — Магистра-чаропевца Альрика.

Возмездие[править | править код]

«Я вступил в Светлый Орден. Я изучал магию Света и Тьмы. Я пожертвовал чудесами для Бога Лжи и заключил контракт с демонами. Всё для мести. Всё для того, чтобы заставить вас заплатить за то, что вы сделали...»
– Эгримм ван Хорстманн.

Когда-то давно, у Эгримма ван Хорстманна была сестра по имени Лизбета. Ещё в раннем возрасте, брата и сестру бросила их родная семья, и они были вынуждены искать пищу и всё необходимое для того что бы выжить. Они обросли грязью, и каждый день в их жизни был борьбой, поскольку они жили в крайней нищете, но при этом всё-равно оставаясь неразлучными. Однажды брат с сестрой, будучи израненными и изнурёнными прошедшим накануне вечером штормом, шли по грязной грунтовой дороге. Внезапно рядом с ними появилась карета, внутри которой сидела женщина со светло-русыми волосами, зелёными глазами и тонкими красными губами. Осмотрев несчастных, она предложила им продолжить дальнейший путь в безопасности. Кругом бушевали Зверолюды, и двум юнцам не хотелось проводить ещё одну ночь на улице, и потому они быстро согласились на предложение женщины и вскоре поддавшись своей усталости - заснули.

Внезапно оба юнца проснулось от веса сотни тонких чешуйчатых тел, угрожавших задушить их заживо; они оказались в яме со змеями. Когда липкая, холодная чешуя змеи начала извиваться на коже ван Хорстманна, он услышал приглушенный крик, осознавая что он принадлежит его сестре. Борясь с бесчисленным множеством змей, он сумел схватить Лизбету за руку, и пинаясь изо-всех сил, попытался вытащить их из ямы. Но ван Хорстманн был всего лишь ребенком и не обладал достаточной силой чтобы вытащить и себя и сестру. Вскоре он ослаб и разжал хватку, после чего рука Лизбеты моментально исчезла, погружаясь всё глубже в яму, пока он окончательно не перестал слышать её приглушенных рыданий. Ван Хорстманн пинался и барахтался, продвигаясь вверх всего-лишь по несколько дюймов за раз, пока наконец его рука не нащупала края поверхности, и из последних сил ему удалось подтянуться наверх, где он жадно вдыхал густой застоявшийся воздух. Он оказался в неизвестной ему пещере, однако в тот момент разум ван Хорстманна представлял собой лишь беспорядочную смесь из замешательства и тоски, и не одна связанная мысль не приходила ему в голову. Отдышавшись он заметил, что у края пещеры стояла та же женщина, что недавно предложила им поехать с нею в карете, только на этот раз позади неё стояла и другая фигура. То был Альрик, а женщиной со светлыми волосами являлась его жена Альбреда. Тогдашних магов-новобранцев бросали в яму со змеями в качестве некого безумного эксперимента, чтобы увидеть, смогут ли змеи являвшиеся символ Светлого Ордена, отделить «порочных от чистых». Эгримм ван Хорстманн, как им казалось, был чистым.

С тех пор Эгримм ван Хорстманн посвятил всю свою жизнь достижению своей конечной цели: увидеть страдания Магистра-чаропевца Альрика и его жены. Причина, по которой ван Хорстманн жил жизнью полною обмана, почему он вступил в Светлый Орден и погрузил его в хаос, почему он заключал сделки с демонами и рисковал осквернить себя порчей Хаоса — всё это было лишь ради мести. Магистр-чаропевец Альрик не узнал ван Хорстмана ни при поступлении того в колледж, ни даже после того, как взял Эгримма под своё крыло в качестве студента. И теперь, когда Эгримм ван Хорстманн смотрел в глаза своему бывшему наставнику, он видел страх и панику отчаявшегося человека, готового на всё для того чтобы выжить, и ван Хорстманн наслаждался каждой секундой этого зрелища. Ван Хорстманн разговаривал с Альриком через магический кристалл и его лицо проецировалось на специальных панелях, размещённых в тайном святилище. Эгримм ван Хорстманн рассказал Альрику кем на самом деле является Эгримм, и Альрик не выдержав зарыдал, умоляя о прощении и перекладывая вину на свою жену, утверждая что змеиная яма - это её работа.

Однако ван Хорстманн проигнорировал мольбы Альрика и продолжил свои откровения: он рассказал Альрику, что тот оказался в ловушке, находящейся вне пространства и пределах реальности. В этой комнате не существует даже самого понятия времени, и Альрик находясь в ней, больше не будет стареть, чувствовать голода или жажды, вместо этого он будет медленно проводить там вечность, постепенно всё сильнее сходя с ума. Затем ван Хорстманн раскрыл ему второй этап своей мести: он приказал Моркулу сварить особый штамм Гнили Богов, чтобы заразить Альбреду; в результате чего, спустя некоторое время после инфицирования, её внутренности начали медленно гнить, максимально продлевая мучения женщины. Помимо этого, ван Хорстманн выколол три глаза у трёх разных волшебников и связал их с панелями в своём святилище. Один был помещён на книжную полку с видом на кровать его жены, второй находился на самой высокой башне Альтдорфа, с которой открывался вид на весь город, а третий был помещён прямо напротив большого музыкального органа подаренного Эгриммом Альрику. Альрик в течении вечности будет смотреть, как страдает и медленно умирает его жена, как Альтдорф растёт и падает, сгорает и восстанавливается, а его музыкальный орган медленно тускнеет и ржавеет без его надзора: Магистр-чаропевец Альрик будет наблюдать, как всё к чему он когда-либо стремился, всё что он когда-либо любил — навсегда увядает в вечности.

Эгримм ван Хорстманн щёлкнул кристаллом в своей руке, и будучи последним человеком с которым сумел поговорить Альрик - навсегда разорвал связь с тайной комнатой, вместе с тем приступив к следующему этапу своего коварного плана. У Пирамиды Света был ещё один секрет о котором не знал никто, кроме ван Хорстманна. Во времена Магнуса Праведного, Альтдорфу угрожал огромный дракон которого коснулась порча Хаоса. Этим двуглавым змеем был Баудрос и сам Теклис лично бросил вызов этому чудовищу. Однако даже он, будучи одним из самых могущественных волшебников этого мира, не смог окончательно одолеть Дракона Хаоса. Не имея другого выбора, Теклис с помощью магии заточил зверя прямо в землю, после чего Орден Света был построен прямо над его тюрьмой. Самой главной защитой от того, что бы кто-либо попытался выпустить этого монстра наружу заключалась в том, что его местонахождение является тайной о которой не знает не один смертный... не один смертный, кроме Эгримма ван Хорстманна.

Эгримм ван Хорстманн воспользовался Тёмной Магией и сконцентрировавшись, направил её потоки в потайной замок хранилища, и спустя какое то время, с диким шумом в стене стала образовываться дыра, в которой зашевелилось что-то массивное. Две огромные головы показались из темноты появившегося проёма, и обе были увенчаны шипами и парой горящих глаз. Одна из голов внушала подлинный ужас при одном лишь беглом взгляде на неё, а острые длинные клыки сверкали в её открытой челюсти. Другая голова выглядела не так грозно, но обладала хитрыми глазами, со взглядом столь острым, словно точённая сталь. Чёрно-серый чешуйчатый дракон Баудрос вышел из своей темницы, и расправив свои изорванные крылья издал рёв, наполненный чистой ненавистью и желанием разрушения. Эгримм ван Хорстманн даже не намеревался покидать Пирамиду Света на своих двоих, ведь в момент когда он заключал договор с Тзинчем, Бог Магии поведал ван Хорстманну, что его путь к побегу находится в этом самом хранилище. И вот Эгримм ван Хорстманн, стоя перед самим воплощением смерти, сумел каким-то чудом перекричать царящий вокруг шум и предложить Баудросу заключить между ними соглашение. В случаи если дракон доставит ван Хорстманна в безопасное место, он поможет Баудросу отомстить Теклису. Услышав такое предложение, «разумная» голова опустилась на пол, и ван Хорстманн забрался ей на шею, словно всадник на лошадь. Баудрос взмахнул своими массивными крыльями и взлетел, устремившись к потолку Хранилища.

Чёрный огонь из одной головы и кислотная желчь из другой вырвались наружу и пробив потолок, устремились к полу Пирамиды Света. Колонны и комнаты были мгновенно разрушены, когда тело Дракона Хаоса взлетело вверх, мгновенно убивая каждого, кто имел несчастье оказаться у него на пути. Вершина пирамиды взорвалась, когда пламя дракона пробило её изнутри и дракон вылетел, оказавшись прямо над Магическими Колледжами Альтдорфа. Отбрасывая огромную тень, он полетел на север в сторону Норски...

Однако Эгримм ван Хорстманн не знал, что Охотник на ведьм, которого он пронзил стеклянными копьями, не умер мгновенно и всё ещё оставался жив, ровно как и Хискернаат. В то время, пока Эгримм ван Хорстманн выпускал Баудроса, младший демон Тзинча, весь в синяках и крови, спустился по ступеням Хранилища, чтобы прошептать одно единственное слово на ухо умирающему Охотнику на ведьм прямо перед тем, как вернулся в Владения Хаоса. Это слово Охотник на ведьм повторял не переставая, это слово мог понять только Баудрос.

Этим словом было: «Сплинтервинг».

Марионетки[править | править код]

Эгримм ван Хорстманн, оседлав Баудроса, продвигался на север с невероятной скоростью, и пролетев земли людей Зигмара, попал в ледяные просторы Кислева. Однако добравшись до Страны Троллей, более «звериная» голова Баудроса повернулась к ван Хорстманну. Обнажив свои клыки, голова кинулась на ван Хорстманна, который среагировав в последний момент, соскользнув вниз по шее дракона и ухватился за выступающую чешую, прежде чем тот был бы окончательно сброшен. «Звериная» голова всё глубже погружалась в шею головы «разумной», и Баудрос заревев и кувыркаясь из стороны в сторону, начал стремительно падать.

Эгримм ван Хорстманн очнулся от от громких криков и шума раздираемой плоти, не без удивления обнаружив, что он всё ещё цел и невредим. Посмотрев по сторонам, ван Хорстманн узрел, как две головы дракона всё ещё сражаются друг с другом, при этом «звериная» голова продолжает брать вверх над своей более смышлёной половиной. Ван Хорстманн крикнул дракону, что у него до сих пор есть обязательства, которые он обязан выполнить заключив с ним сделку, однако «звериная» голова взглянула на него, обнажив при этом целый ряд своих ужасающих клыков. Она прорычала ван Хорстманну что тот заключил сделку с Баудросом, а он был Сплинтервинг. Прежде чем дракон был осквернён Хаосом и его голова раздвоилась, прежде чем он стал Баудросом, он был Сплинтервингом — могущественным драконом, что был на грани смерти, а потому заключивший договор с некой демонической сущностью, которая в свою очередь, осквернила его тело, покорив дух и волю могучего дракона. Однако услышав своё настоящее имя, Сплинтервинг вспомнил кто он такой. Он поклялся заставить заплатить Богов Хаоса за то, что они превратили его в такую мерзость, и начать свою месть он решил с ван Хорстмана.

Эгримм ван Хорстманн громко закричал, когда его объяло чёрное пламя. Его кожа полностью обгорела, и он упал на пласт пепла...

Но несмотря на это Эгримм всё ещё оставался в живых, а его сердце продолжало биться. Воспользовавшись тем, что противник ненадолго отвлёкся, «разумная» голова нанесла ответный удар, вонзив свои клыки в шею противника, от чего «звериная» голова яростно заревела и моментально осела на землю. Повернувшись к ван Хорстманну, Баудрос заговорил с ним потусторонним голосом, что явно принадлежал уже не ему, а более далёкой и более могущественной силе;

«То, что некогда было Сплинтервингом - мертво. Тебя ждёт тоже самое. Через несколько мгновений твоё сердце остановится, и всё прекратится. Однако надежда всё ещё есть. Тзинч даёт её даже таким как ты.»
– Баудрос.


В этот момент Эгримм ван Хорстманн осознал, что не только он придумывал далеко идущие и хитроумные планы. С самого начала его пути, кто-то по настоящему могущественный, строил заговоры и манипулировал из тени. Эгримм ван Хорстманн был всего лишь марионеткой и плясал под струны Великого Кукловода — Тзинча. А дракон тем временем продолжал свою речь;

«Служи Тзинчу, отдайся ему, и ты будешь жить. Или умри, и тогда тебя будет ждать только забвение. Я перенесу тебя к кузнице в горах Норски, где кузниц нашего бога создаст доспехи, что помогут сохранить тебе жизнь. Взамен Тзинч заберёт твою душу. Ты не сможешь отказать от этого, потому что ты не допустишь того, чтобы твой гений пропал впустую. К тому же ты, ван Хорстман, всегда знал, что однажды тебе придётся заплатить причитающиеся Тзинчу.»
– Баудрос.


Кожа на лице Эгримма ван Хорстманна восстановилась ровно настолько, чтобы можно было говорить, и он прошептал только два слова;

«Я подчинюсь...»
– Эгримм ван Хорстманн.


А в месте, находящимся за пределами реальности и времени, можно было услышать горькое рыдание. Прошли миллионы лет, а может быть всего лишь день, но всё что мог делать Магистр-чаропевец Альрик - это плакать. Он видел как разлагается его жена. Он видел Альтдорф, переживающего осады, победы, рост и распад; И наконец, он видел орган; и по мере того как проходила очередная эпоха, оседающая на нём пыль становилась всё больше, а инструмент продолжал медленно, но верно приходить в негодность. А кем был он сам? У него вообще было хоть какое-нибудь имя? Всегда ли это святилище было всем его миром? Не зная ответов, человек без имени продолжал плакать в течении всей вечности.

Характер[править | править код]

«Ты сумасшедший. И ты это знаешь, Эгримм ван Хорстманн.»
– Череп Катама.

Эгримм ван Хорстманн сумасшедший? Если это и так, то он не проявляет никаких внешних признаков безумия, которое охватывает людей обычно причастных к такому недугу. Он долго молчит и размышляет, а когда не разговаривает с очередной одноразовой пешкой необходимой для его планов, то говорит со своим единственным спутником — Черепом Катама.

Безумие Эгримма ван Хорстманна заключается в том, что он лишен всякого сочувствия, сострадания и чувства вины, а главное - он готов пойти на всё возможное для достижения своей конечной цели. Требуется определенный склад ума, чтобы составлять схемы, в которых каждый фрагмент, казалось бы не как не связанный между другими, необходим для достижения цели, которая в свою очередь является частью ещё более грандиозного плана. Вот почему он так любим Богом Перемен. Говорят, что вид истинной формы Тзинча вызывает у увидевшего безумие, но это не применимо к ван Хорстманну; ведь в тот момент когда он заключал договор и смотрел на своего Бога, он уже был по своему безумен.

Терпеливый, обольстительный и лживый Эгримм ван Хорстманн, кажется лишенным каких-либо эмоций, когда целиком погружается в свою работу. Исключением становятся те моменты, когда его планы близки к своему логическому завершению. Лишь тогда ван Хорстманн позволяет себе наслаждаться произведёнными им изменениями. Будьте максимально осторожны, если вы когда-нибудь лично столкнетесь с Эгриммом ван Хорстманном, потому что эта встреча может быть вовсе не случайной, а являться частью его хитрых замыслов.

Снаряжение и способности[править | править код]

Эгримм ван Хорстманн, любимец Тзинча и повелитель демонов — на сегодняшний день является одним из самых могущественных и дисциплинированных чемпионов Хаоса, из когда-либо ходивших по этому миру. Он способен владеть ветрами Хиша, и одновременно с тем искушён как Тёмным искусством, так и Демонологией, и всё это ещё будучи Магистром-Патриархом Светлого Ордена, а отдав себя целиком служению Тзинчу, его магическое мастерство увеличилось десятикратно. Уловки и хитрость ван Хорстманна не менее смертоносны, чем любая магическая стрела или демоническое пламя, которое он может вызвать.

Эгримм ван Хорстманн во всю пользуется благосклонностью Тзинча и часто пользуется пактами, заключенными с демонами. Ходят слухи, что смотреть на плоть ван Хорстмана - значит обречь себя на безумие, ибо всё его тело покрывают бесчисленные тексты без конца изменяющихся контрактов. Эти пакты связали с ним великое множество всевозможных демонов, служащих не только Тзинчу, но и другим Богам Хаоса.

  • Череп Катама (Skull of Katam) — говорят, что дух давно умершего демонолога Катама всё ещё живет в его черепе и тот будет шептать секреты колдовства всем, кто им владеет, но только для того, чтобы умы последних были целиком уничтожены ужасающими откровениями Хаоса. Именно Череп Катама прошептал ван Хорстману секрет того, как напрямую связаться с Тзинчем, однако какую выгоду это принесло Катаму, не может сказать никто...
  • Зеркало Ван Хорстмана (Van Horstmann's Speculum) — Хорстману удалось изготовить формулу, вещественным результатом которой стало маленькое волшебное зеркало со способностью поменять местами боевые качества владельца и его врага.
  • Баудрос (Baudros) — двуглавый Дракон Хаоса, что часто служит ездовым зверем для Эгримма ван Хорстманна во время сражения. Одна из голов чудовища обладает огромной пастью с длинными и острыми клыками, другая же острым и пронзительным взглядом в сочетании с глубоким интеллектом. Мало что может сравниться со свирепостью этой чёрно-серой чешуйчатой мерзости, извергающей из одной головы чёрный огонь, а из другой - кислотную желчь.

Примечание[править | править код]

  • Эгримм ван Хорстманн страдает легкой формой герпетофобии (боязни змей) из-за детской травмы, полученной в результате того, что его бросили в яму со змеями.

Галерея[править | править код]

Источники:[править | править код]

  • Realm of Sorcery (2nd Edition Fantasy Roleplay)
  • Van Horstman (Novel) by Ben Counter
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.