ФЭНДОМ


Tilea

Тилия – название плодородных земель, омываемых тёплым и спокойным Тилийским морем. Эти земли отделены от континента высокими горами. На севере непрерывной чередой тянутся вершины Ирранских гор, стоящие на фоне неба как зубы. За ними - ещё более высокие и опасные пики, известные как Убежища. Только гном может надеяться пересечь их, кроме одного из немногих проходов.

На востоке проходит длинная горная цепь суровых Апуччини, отделяющая равнины Тилии от дикой местности Порубежных княжеств. В старину жестокие племена орков толпами валили из Скверноземелья через область, управляемую теперь Порубежными князьями, и по горам Апуччини – грабить богатства Тилии. В горах всё ещё опасно и набеги орков случаются, но их отнюдь не так много, как было раньше.

На западе горы Абаско отделяют Тилию от засушливых плато Эсталии. Единственный большой тилийский город на этой стороне полуострова – Тобаро, извлекающий выгоду из естественной защиты гор и изрезанной береговой линии со многими скалистыми островами.

Тилия – не единое государство, объединённое чем-либо. Тилийцы говорят, что их анархичность естественна и они не согнутся ни под каким правителем. Неудивительно, что Тилия представляет собой пёструю смесь отчаянно-независимых княжеств; одни управляются деспотами, другими – сильными торговыми принцами, некоторые – республиканским советом разных типов.

Беспокойные княжества и республики, наполняющие Тилию, очень разнообразны, всегда в рознях и разногласиях. Но хоть и они боролись друг с другом на протяжении многих столетий, их объединяет одно: все они считают, что тилийцы – самые храбрые воины и самые лучшие ремесленники во всём мире.

Основные княжества Тилии Править

Tilea

Тилия (карта)

Легендарное происхождение тилийцевПравить

Эльфийские учёные говорят о таинственном городе, исчезнувшем под Гнилыми топями в далёком прошлом. Этот город назывался Тил, Тилэ, или, возможно, Тилос – невозможно узнать наверняка. Тилос или Тилеус – имя легендарной фигуры в тилийском фольклоре, традиционно он считается отцом тилийцев. Если эти легенды верны, то это значит, что современные тилийцы происходят от первобытных людей, живших около странного, древнего города, исчезнувшего под Гнилыми топями. Сегодняшние тилийцы вряд ли могут быть потомками горожан Тилоса, которые по-видимому погибли в катаклизме, разрушившем их город, они вполне могут быть потомками народностей, возделывавших зерновые культуры и пасших стада овец, одевавших и кормивших жителей соседней столицы. Одна легенда рассказывала о рабской десятине, которой были обложены племена – они должны были посылать их в Тилеус, чтобы те трудились на его больших, строительных объектах. Когда город Тилос (если это настоящее его название) перестал существовать, без сомнения, большое бремя дани было снято с людей окружающих областей.

Тилийский ландшафтПравить

Тилия – более тёплая и солнечная земля, чем Империя и Бретонния. Самые южные области может поразить засуха в разгар лета. В то же время прибрежные равнины зелены, плодородны и легко культивируемы. Это богатая и обильная земля. Моря полны рыбой, подножия гор покрыты лесом, что делает их превосходными охотничьими угодьями. Тилийцы известны своей отменной кулинарией, и существует огромная конкуренция между ними и бретоннцами – кто из них больше понимает толк в хорошей пище! Горы Апуччини суровы и скалисты, покрыты мелкой растительностью, но не столь холодные и снежные, как более высокие горные хребты дальше на севере. Горы Абаско почти такие же, но Ирранские горы, будучи частью Убежищ, намного более холодные и коварные.

Гнилые топи – очень точное название: это обширное пространство мрачной и опасной трясины. Тилийцы почти никогда не рискуют приближаться к ним или делать там что-либо; немногие из ушедших возвращаются обратно.

Тилийское море тёплое и спокойное. Иногда штормит, предательски, именно вокруг скалистых островов побережья к югу от Тобаро, на морских трассах пиратов. Помимо этого, море тихое, в нём легко плавать малым парусным судам и ухоженным галерам. Это очень способствует морской торговле между тилийскими городами, но делает побережье уязвимым для набегов пиратов, корсаров Арабии и налётчиков из таких далёких земель, как Норска и Наггарот.

Жалкие останки прошедшего золотого векаПравить

Много лет назад, эльфов Ултуана привлекали берега Тилийского моря, где они основали несколько колоний, ставших частью их торговой сети в Старом Свете. Руины большинства из них погребены под поздними тилийскими городами, но есть некоторые, что всё ещё остались лежать кучами каменной кладки и упавшими колоннами, заросших дикими цветами и плющом. Там копают грабители могил в поисках древних эльфийских драгоценных камней и реликвий.

Есть неизвестные эльфийские руины, находящиеся близко к Гнилым топям. Возможно потому, что эльфы хотели избежать древнего города Тилос, населённого, без сомнения, дикими и примитивными людьми. Эльфы торговали с людьми и, возможно, от этих контактов тилийцы унаследовали свои традиции торговли. Превосходящая цивилизация и высокая культура, должно быть, произвели большое впечатление на людей Тилоса, которые немногое знали о металлообработке и письме до того, как прибыли эльфы.

Возвышение тилийских городов-государствПравить

Ещё до того, как высшие эльфы покинули Старый Свет, племена тилийцев уже обживали плодородные прибрежные равнины. Несмотря на общность происхождения и традиций поселения, выраставшие на эльфийских руинах, никогда не объединялись в одно королевство. И на это были две серьёзные причины.

Во-первых, в отличие от Империи и Бретоннии, Тилии повезло – она не была наводнена орками и гоблинами после войны эльфов с гномами и ухода последних из эльфийских городов. Это произошло из-за гор, отделяющих полуостров от материка со всех сторон, кроме моря. Тилийцам не пришлось бороться за выживание с дикими расами и за земли. Да, пришли скавены, заполонившие разваливающиеся руины в Гнилых топях, но эти захватчики предпочитали скрываться, редко появляясь на окружающих землях. Цивилизованная жизнь, культура и особенно торговля – всё способствовало процветанию, в то время как северные народы познали только войну в жестокой и длительной борьбе с орками и гоблинами. Когда же дикие племена последних всё-таки ворвались в Тилию, они увидели многолюдные города с мощными стенами и хорошо оснащённые армии, противостоящие им.

Во-вторых, у тилийцев очень обострённое чувство независимости, решительности, как говорят некоторые, ими невозможно управлять силой. Смысл гордости и верности тилийца, всегда, в первую очередь, в его собственной семье, в его делах, здесь и сейчас, а уж затем - в его городе. Попыткам создания империи в Тилии всегда отчаянно сопротивлялись. Города в течение многих лет сопротивлялись стремящимся завоевать их тиранам, и любой покоривший несколько городов и начавший называть себя «королём» или «императором», мог бы считать свою судьбу решённой - зверское убийство последует незамедлительно!

Тилийский генийПравить

У тилийцев много живых умом художников, архитекторов, учёных, исследователей, торговцев, изобретательных гениев, астрономов, дипломатов и магов, которыми славится Тилия. Возможно, сказывается древние влияние эльфов. Ранний контакт с такой развитой цивилизации может быть одной из причин такого разительного отличия тилийцев от народов Империи и Бретоннии.

Интриги и убийстваПравить

Интрига и убийство так же органично вошли в жизнь тилийца, как и прекрасная пища и музыка. Любой, кто осмелится пререкаться с могущественным тилийским принцем, влиятельным торговцем или кредитором, скорее всего напорется на острие кинжала или, более вероятно, будет кормить рыб на дне местной гавани. Как следствие, вырос целый класс профессиональных убийц, отравителей, наёмных головорезов, которые более чем готовы отомстить от имени своих клиентов. Едва ли можно удивляться, что на земле, где деньги покупают власть и военную мощь, они могут купить и правосудие, или, если называть вещи своими именами, месть!

У наёмных убийц жуткая репутация, и никто, даже самые влиятельные тилийские торговцы, не хотели бы оказаться их врагами. Предупреждения обычно достаточно, чтобы исключить саму мысль о предательстве или лицемерии. Окровавленный кинжал, воткнутый в дверь или в какого-нибудь невинного слугу – только один явный признак неодобрения. Нахождение неприятной записки поутру рядом с вашей подушкой также действуют отрезвляюще.

Исконный тилиец прекрасно сведущ в тонкостях интриги, но это не всегда срабатывает по отношению к представителям других рас. Когда Голфаг Людоед служил Лоренцо Лупо, он умудрился перессориться с большинством местных жителей. Проснувшись и увидев отрезанную голову лошади на своей подушке, он просто заметил, что это была лучшая лошадиная голова, которую он когда-либо ел. Несколько последующих попыток покушений на его жизнь привели к резкому сокращению числа профессиональных убийц в Луччини. В какой-то момент убийц и отравителей в его городе осталось так мало, что Лоренцо Лупо был обеспокоен возможностью полного слома общественного порядка.