ФЭНДОМ


Símbolo Skaven
«Все богобоязненные люди считают крыс отвратительными. Крысы переносят болезни, роются в наших отбросах и пугают наших детей. Однако насколько же хуже простых крыс скавены – прямоходящие мерзкие пародии на людей. Они – крысы ростом с людей и наделённые также людским интеллектом и хитростью. Они – тёмная сторона нашей души, пришедшая чтобы покарать нас за наши грехи»
– Альбрехт Нульнский, сожжён на костре в 1301 году ИК за свои вредоносные речи

Скавены, крысолюди, Дети Рогатой Крысы – злокозненная раса крупных крысоподобных гуманоидных существ, населяющая огромную межконтинентальную подземную империю, известную на их языке просто как Подземная Империя, где в самом сердце расы скавенов находится ужасный город Скавенгниль, столица и, вероятно, место рождения скавенов.

На поверхности мира разрываются союзы, вспыхивают эпидемии и начинаются войны – всем этим заправляют таинственные и неуловимые существа, притаившиеся буквально под ногами тех, кого они жаждут уничтожить. Эти существа – скавены, и они не согласятся на меньшее, чем полная власть над миром.

Council of Thirteen

Совет Тринадцати

Не похожая ни на что иное злая сила затаилась и наблюдает. Они нетерпеливы, но всегда ждут благоприятного случая. Они плетут интриги, охватывающие коварными замыслами весь мир. Они повсюду, но всегда невидимы. Ни одно королевство от Краесветных гор до джунглей Южноземелья, от засушливых дюн до дикого Севера не осталось нетронутым. Столетия назад эта омерзительная раса сокрушила древние твердыни гномов, оставив от былого величия гордой расы лишь тень. В прошлом они оскверняли храмовые города хладнокровных существ Люстрии и довели величайшее государство людей Старого Света, Империю, до всеобщего голода и почти полного разрушения. И они планируют сотворить ещё худшее…

Skaven Apocalypse

Подобно злокачественной опухоли, мерзкие твари точат корни мира. Они сеют разложение, безжалостно подрывают основы цивилизаций, выжидая подходящего времени для вторжения. Бесчисленные армии готовы выплеснуться из своего подземного королевства и захватить то, чему суждено стать наследием скавенов. Их предназначение в абсолютном владычестве, стократно обещанном им в таинственном шёпоте Великой Рогатой Крысы, зловещего божества крысиного народа, вечно скребущей покров, отделяющий материальный мир от владений богов и демонов.

Если скавены сбрасывают покров тайны и вырываются из своих подземных нор, это может означать лишь одно – начало жестокой и бесчеловечной войны. Миру предстаёт кошмарное зрелище – прожорливая орда, разлившаяся бурлящим беспорядочным потоком, неисчислимые полчища крысолюдей. Ощетинившиеся клинками и копьями, со странными несущими погибель символами и рунами, небрежно нарисованными на их щитах и знамёнах, ряды воинов кланов несутся вперёд. На фоне оборванных толп рабов, безжалостно бросаемых в бойню, своей тяжелой броней и воинской выправкой выделяются закалённые ветераны – штурмовые крысы. Однако среди нестройных рядов скавенских солдат можно встретить и более мерзкие отряды: выведенные для битв стаи мутировавших тварей, несущих разложение фанатичных чумных монахов, а также таинственные и ужасающие орудия разрушения, в которых технология и колдовство сливаются воедино дьявольским, доселе невиданным способом. Несмотря на свои ошеломляющие размеры, армия скавенов наступает стремительно, затопляя земли неудержимыми волнами пищащих крысолюдей. После сражения скавены исчезают, словно потоки после наводнения, просачиваясь в бесчисленные скрытые норы, оставляя за собой лишь выжженную землю, усыпанную хорошенько обглоданными костями.

Кто знает, где в следующий раз скавены вновь выйдут на поверхность? Можно утверждать лишь одно - таящаяся под миром тьма вечно наблюдает маленькими красными глазками и выжидает подходящего момента для удара.

«Никто не заметил тихого скрежета когтистых лапок по булыжной мостовой. Многие из городского патруля уже исчезли, когда некое шестое чувство заставило капитана Риццило резко обернуться. Позади него в тумане вырисовывались десятки смутных чёрных фигур. Из-под капюшонов виднелись мерзкие глаза, мерцающие багровыми отблесками света. Последовавший лязг мечей длился недолго, но его оказалось достаточно для поднятия тревоги.
Нестройным гомоном откликнулся окружающий туман на закрывший набат. Забыв о скрытности, пищащая орда вскочила и ринулась на Миронию. Когда солдаты и горожане проснулись, атака на город уже началась. По узким улочкам протянулась стена покрытых рунам щитов. Раскалывались окна и выбивались двери, а кричащих женщин, детей и мужчин тащили из домов. Сопротивление около гарнизона было яростным. Сделанные на скорую руку баррикады остановили бурлящую орду крысолюдов по крайней мере на время. Затем вспыхнул зеленоватый огонь, сверхъестественные цепи молний засверкали в небе.
К утру все горожане испарились, словно туман. Остались лишь дымящиеся развалины, но и их со временем поглотили разлившиеся болота…
»


Отпрыски Рогатой Крысы Править

Skaven por Geoff Taylor

Скавены – раса двуногих крысолюдей, которую так редко замечают, что многие отрицают само их существование. Большинство этих сопоставимых с людьми грызунов имеют худощавое телосложение и, если бы не их крадущаяся сутулая походка, рост в пределах 4-5 футов, хотя отдельные из них порой достигают в высоту и 6 футов. Скавены полностью покрыты мехом за исключением ушей, морд, лап и мясистых, похожих на червей, хвостов. Глаза этих крысолюдей мерцают в сумерках красным, а их рты обрамлены мерзкими зубами с сильно выделяющимися передними жёлтыми резцами, которые как бритва режут и разрывают всё попадающее на них.

Скавены перемещаются быстрыми суетливыми перебежками. Они просто источают нервозность во внезапных приступах раздражительности, и, кажется, всегда находятся в возбуждённом состоянии. Метаболизм скавенов протекает в весьма бурном ритме, достигая пределов во всплесках адреналина, когда они злятся, или им угрожает опасность. Именно из подобной гиперактивности и происходит молниеносная реакция, бесконечная поспешность и легендарная скорость скавенов. Оборотной стороной подобного ритма жизни является то, что крысолюдам необходимо объесться после длительных переходов или битвы, дабы насытить свои истощённые тела. Среди скавенов это явление известно как Чёрный голод, и именно он в некоторой степени объясняет их склонность пировать телами умерших (неважно врагами или другими скавенами) после боя. Самые крупные из них после битвы могут даже сожрать целиком своего сородича. Мучимый страданиями Чёрного голода и неспособный насытить себя скавен выглядит вялым и очень быстро умирает, и именно поэтому поединки между ними так часто кончаются тем, что побеждённого съедает победитель. Надо сказать, скудное питание в сочетании с повышенным метаболизмом вполне объясняет высокую смертность среди молодых скавенов, немногие из которых могут прожить более пары лет.

Хотя обитающие на поверхности земли лишь изредка видят их, скавены вероятно являются самой многочисленной расой. Их поистине колоссальная популяция до сих пор остаётся скрытой от ничего не подозревающих других рас. Удивительно, но практически ничего не известно и о женщинах скавенской расы. Единственными видевшими их являются гномы, которые изредка в ходе многострадальных и беспощадных войн, ведомых двумя расами в скрытой от дневного света глубине пещер, прорываются в обширные родильные норы. Отчёты гномов утверждают, что скавенские женщины очень редки, огромны по размерам, ленивы и не совсем разумны (в большинстве). При этом они, предположительно, производят на свет выводки просто немыслимые по количеству.

Цвет меха скавенов варьируется и, как правило, отражает место, занимаемое ими в иерархии клана. Сильные и наиболее злые из скавенов обладают тёмным мехом в диапазоне от тёмно-коричневого и вплоть до абсолютно чёрного цвета. Подобный окрас свойственен например ассасинам клана Эшин. С другой стороны крысы-альбиносы с мехом в диапазоне серого и белого цветов отличаются интеллектом и большим лидерским потенциалом. Большинство серых провидцев и крысиных королей, впрочем, как и другие лидеры скавенов, обладают именно светлым мехом. Учёные полагают, что успех светлоокрашенных скавенов заключён в том, что в темноте подземелий их видно лучше остальных, однако сами скавены считают, что причина лишь в том, что подобным образом Рогатая Крыса помечает любимейших из своих детей.

Скавены обладают весьма острым чутьём. Несмотря на то, что на поверхности их зрение весьма ослаблено, они прекрасно видят и ориентируются под землей, благодаря сильно развитым органам слуха и обоняния. Вообще говоря, обоняние – это важнейший помощник в идентификации ранга других скавенов в социуме, так как все скавены имеют свой уникальный запах. Этот запах не постоянен, и может иметь разные оттенки, в зависимости от эмоционального состояния скавена, например, если он напуган, то его запах даст понять это всем окружающим. Запахи могут носить самые различные оттенки: неуверенности, голода, ярости, гнева и болезни. Всё это позволяет скавенам понимать эмоции их собратьев и контролировать страх и его распространение среди менее выдержанных особей.

О природе скавенов Править

Единственное, что учёные знают о крысолюдах наверняка, так это то, что они сильно зависят от варп-камня, этой застывшей эссенции Хаоса, выглядящей как весьма странный на ощупь мутный стеклянный камень чёрного цвета. Варп-камень постоянно источает вокруг себя тлетворную энергию Хаоса, распространяя яд и разложение, и изменяя всё, что находится рядом с ним. Однако, несмотря на это, сей камень жизненно необходим скавенам и при этом не оказывает вредного воздействия на них, что до сих пор является загадкой для имперских учёных.

Жизнь скавенов чрезвычайно мала. К 5 годам они полностью развиваются, а к 20 уже умирают. Несмотря на это, скавенские самки чрезвычайно плодовиты. Они производят от 3 до 20 новых особей в год. Также стоит учесть, что некоторым скавенам значительно продлевает жизнь мутирующее воздействие варп-камня. Переживая своих сородичей на многие поколения, такие скавены, борясь за жизнь в скавенском обществе, зарабатывают себе славу особенно опасных, хитрых и коварных – выдающиеся качества для скавенов.

Психология скавенов Править

Скавены – социальные существа, и они не придают большого значения собственной личности. При этом каждый из них имеет сильный инстинкт самосохранения, и в ситуации повышенной опасности и риска любой скавен можем спокойно убежать, бросив своих собратьев, и при этом не чувствует какой-либо вины или угрызений совести.

На психологию скавенов оказывают влияние два важных фактора, а именно правила, действующие в их племени, и их собственные личные причуды и особенности. В пределах клана скавены ведут себя подобающим образом и следуют приказам своих повелителей, боясь наказаний или репрессий, однако, оказавшись вне пределов строгой иерархии клана или в ситуации, когда социальные законы не действуют, каждая крыса действует сама по себе. Подобные ситуации часто происходят, когда скавены покидают территорию родного клана, отправляясь в военные походы, и тогда каждый из них пытается найти путь к получению контроля над группой. Зачастую этого добиваются с позиций силы, но при этом такая группа становится морально ослабленной из-за внутренних распрей, и в итоге военная компания или поход не смогут больше продолжаться с былой эффективностью, что, как правило, ведёт к провалу миссии.

Несмотря на свою трусость, скавены очень умны. Но хотя помыслы их коварны, основаны они скорее на интуиции, чем на разуме. Наиболее умные из скавенов являются и наиболее амбициозными и лживыми среди всех, они будут вплоть до самой своей смерти продолжать искать пути для манипулирования и подчинения своих собратьев.

Общество скавенов Править

Skaven Banner

Штандарт скавенов

Воинские кланы Править

Иерархия предательства, на которой построено сообщество скавенов, держится на системе кланов, основную массу которых составляют так называемые воинские кланы. Во главе каждого такого клана стоит его вождь (что как бы следует из самого этого титула), сам по себе олицетворяющий максиму «убивай или будь убит сам». Обычно скавенский вождь не только крупнее и сильнее всех своих подчинённых, но, что более важно, является великолепным тактиком, способным всегда оставлять позади любых претендентов на его место. И именно поэтому, скавены на своей дороге к вершинам власти прибегают к любым методам, в т.ч. беспощадному истреблению своих соперников, а вожди, в свою очередь, имеют полное право подозревать в предательстве всех и вся.

Под непосредственным командованием вождя находятся его ближайшие подручные: многочисленные младшие командующие, вожаки и лидеры отдельных стай. Ниже их в иерархии стоит класс воинов, по большей части состоящий из клановых крыс, но также включающий и элитных штурмовых крыс. Основой же, тем краеугольным камнем, на котором зиждется общество крысиного народа, являются униженные и весьма распространённые скавенские рабы. Их никчёмные жизни легко расходуются на непосильной работе, в опасных экспериментах или в качестве пушечного мяса на полях сражений.

Весь клан, вся та кишащая масса, что составляет его, их всех пронизывает одна и та же тираническая модель поведения. В их убогом мирке сильный пожирает слабого, сам при этом постоянно ожидая удара в спину. Обман и предательство не считаются чем-то постыдным среди скавенов, наоборот – это давняя традиция возвышения в их обществе. И поскольку в крысином обществе каждый стремится предать своего собрата к вящей своей выгоде, то чтобы акт предательства сработал, он должен быть проведён или же очень умело или же очень вовремя. Подобная система, естественно, приводит к чрезвычайному уровню паранойи среди скавенов и появлению многочисленных местечковых лидеров на всех уровнях их общества.

Иерархия скавенов легко видна невооружённым взглядом, поскольку низшие стараются всячески унизить себя перед любыми вышестоящими (лицемерно, но с величайшими церемониями), равно как и любой скавен добившийся даже номинальной власти, будет вести себя как царь и бог по отношению к своим подчинённым. Любой крысолюд знает своё место в стае, хотя это место может очень быстро измениться. Пара предательств или точный удар в спину – и воин может стать лидером стаи ещё до того, как тело его предшественника коснётся земли. Ежедневная жизнь всех уровней крысиного общества отмечена постоянной борьбой за власть, поскольку ради укрепления своих личных позиций в нём каждый скавен каждодневно плетёт свои собственные интриги. Альянсы образуются, распадаются и восстанавливаются вновь. Даже среди крысолюдов, формально имеющих равный статус, никогда нет истинного равенства, всегда кто-то оказывается впереди других. Всякий скавен ищет слабости других в своей стае, равно как и все другие в стае ищут слабости у него. Во всех слоях их общества, а в особенности среди низших слоёв, борьба за выживание часто принимает форму открытых физических распрей, когда в ход идут уже зубы и когти. Тела большинства скавенов несут на себе следы таких схваток, и многие из них даже теряют глаза и уши в подобных битвах за статус. При этом крысолюды, получившие слишком много увечий, как правило, долго не живут, и если победитель сам не расчленит их тела, то найдётся немало тех, кто с радостью добьёт и сожрёт павших, хотя лишь глупец среди скавенов упустит возможность хорошенько полакомиться телом убитого им.

Численность всех кланов сильно варьируется от года к году: в тучные времена она бурно растёт, тогда как в голодные сильно падает. На пике своего могущества воинский клан может достигать численности в сотни тысяч особей, расселяясь при этом по десяткам логов и оплотов. Никто точно не знает, сколько всего разнообразных кланов разбросано по Подземной Империи, поскольку народ скавенов поистине знаменит своей разобщённостью. То, что их число измеряется тысячами, в этом нет никаких сомнений, однако точное число меняется буквально ежедневно. Наиболее крупные и могущественные воинские кланы ищут и уничтожают более мелкие, обращая их в своих новых воинов или рабов, или же просто пожирая их всех. Кланы же, которые становятся слишком крупными, распадаются на отдельные враждующие группировки, если их вождь не способен заранее сдержать в узде сепаратистские настроения.

Для не-скавена вся орда воинских кланов выглядит одинаково, однако опытный взор, или взор самого скавена, способен выделить в этой массе существенные различия. Символы отдельных кланов, являющиеся вольными интерпретациями символов крысиного божества, всегда рисуют, выцарапывают или же просто намалевывают на клановые щиты и знамёна. Некоторые кланы, такие, например, как кланы Грутник и Мордик известны тем, что их воины красят свой мех в какие-то определённые цвета. Другие же наносят мерзкие крысиные руны или знаки своих кланов прямо на свои шкуры, чтобы их враги точно знали, с кем они имеют дело. Наиболее успешные кланы, такие, например, как клан Морс, имеют лучшее оружие и гораздо больше доспехов, собранных во время многочисленных кампаний или просто накопленных за долгие годы. Клан Падальщиков, например, является экспертом по сбору и применению в качестве оружия разнообразного хлама, который они собирают в ходе сражений или же просто роясь в руинах, на которых они обитают. В свою очередь воины клана Волкн поголовно вооружены клинками из обсидианового металла, добытого из глубин заселённых ими логовищ. Однако, когда все эти разнообразные хищные орды крысиного народа собираются на войну, все визуальные различия смешиваются, и большая часть скавенов полагается лишь на свой нюх в том, чтобы отличить своего соплеменника от чужака.

Скавены на войне Править

The Great Migrations

Когда орды скавенов идут на войну, чаше всего на поле боя выходят силы не одного клана, а конгломерат из нескольких воинских и великих кланов. Чудовищные орды крысолюдов выливаются из своих подземных убежищ и выстраивают в боевую линию, закрывающую собой горизонт. Бесчисленные толпы крыс, из разных воинских кланов собираются в ряды под разнообразными, но при этом одинаково отвратительными символами. Поддержкой всякой такой орды является то, что вожди могут позволить себе купить. Некоторые воинские кланы идут в бой при поддержке колоссальных боевых машин, которые возвышаются над обычными скавенами и сверкают гибельными энергиями, тогда как другие используют в качестве основы армии орды мутировавших тварей. Авангард армий могут составлять силы клана Эшин, которые двигаются впереди армии, быстро захватывая стратегически важные точки и беспокоя фланги армии противника.

Скавенские рабы Править

Подземная Империя держится на рабском труде. Рабы выполняют всю черновую работу, включая добычу полезных ископаемых, прокладку тоннелей и производство еды, а во время голода они и сами становятся пищей. Большинство рабов – это скавены, рождённые в неволе, низший класс в иерархии скавенского общества. Их ряды пополняются за счёт соперничающих кланов во время междоусобных войн, однако иногда среди рабов встречаются и не-скавены, хотя немногие расы долго протянут под кнутами надсмотрщиков крысолюдов.

Жизнь раба ужасна, но при этом милосердно коротка – еда настолько редка, что каннибализм становится образом жизни, и каждый день превращается в битву за выживание. Малейшее увечье у раба, будь то хромота или опухшие глаза, с жадностью подмечается его стаей. Хотя эти несчастные создания и пытаются скрыть свои недуги, но острое обоняние скавенов невозможно обмануть, и калеки вскоре становятся пищей, когда ненасытная орда обращается против самой себя.

На войне скавенские рабы в основном используются для принятия на себя вражеского огня или же численного подавления противника. Обычная тактика среди вождей – это отправить своих рабов в атаку впереди своих основных сил. Многие из рабов погибнут, но если при этом они выдержат основной удар вражеских стрел или же ослабят противника перед следующей атакой, то потери будут сочтены приемлемыми. Сильнейшие из рабов могут даже повалить и разорвать на куски нескольких противников, которые будут хорошей добавкой к их скудному рациону. Отдельные скавенские рабы используют пращи, нанося урон издалека, тогда как остальным повезло хотя бы тем, что они раздобыли копья или щиты для использования в бою.

Выживание раба в битве – не такое уж и редкое явление, хотя и невыгодное для перенаселённого логова. В тяжёлые для клана времена смелейшим рабам может быть дарован шанс стать клановыми крысами. К тем же рабам, которые бежали с поля битвы, не будет проявлено ни капли жалости. Часто говорят, что самый опасный раб – это бегущий раб, потому что он в любой момент может вернуться в схватку.

Великие кланы Править

Cuatro Grandes Clanes Skavens Moulder, Skryre, Eshin y Pestilens

Представители четырёх великих кланов

Некоторые скавенские фракции разительно отличаются от воинских кланов и самыми известными среди них являются великие кланы: клан Творцов, клан Скрайр, клан Эшин и клан Чумы. Любой из них не уступает воинским кланам во влиянии, военном потенциале и экономической мощи. Эти четыре великих клана имеют большое влияние на воинские кланы, и каждый из них обладает собственной специализацией, снаряжением и тактикой ведения войны.

Клан Творцов Править

Клан Творцов снискал себе дурную славу мастерским искусство выведения, изменения и хирургического создания чудовищных боевых тварей. Никому неизвестно как им удаётся сращивать воедино различные части мутировавших существ, ибо клан ревностно охраняет свои тайны. При этом ни для кого не секрет, что клан Творцов – один из самых богатых кланов, ведь воинские кланы жаждут усилить свои армии стаями гигантских крыс, группами неистовых крысоогров или даже чем-то более причудливым. Часть военной мощи многих воинских кланов была рождена в Адской Яме, этом отвратительном оплоте клана Творцов.

Хоть многие и завидуют власти и могуществу клана Творцов, лишь немногие осмеливаются противостоять им, ведь армия этого клана может состоять из одних лишь тварей, выведенных с одной лишь целью – убивать.

Клан Скрайр Править

Клан Скрайр специализируется в безрассудном смешении колдовства и таинственных технологий. Его адепты, известные как техномаги, изобретают и создают дьявольские устройства жуткой разрушительной силы. Многие из них – урождённые колдуны, способные управлять Ветрами Магии для сотворения заклинаний и сплетения воедино чар и механизмов. В своих варп-кузнях, расположенных под отвратительной крысиной столицей Скавенгнилем, клан Скрайр производит множество оружия наподобие сфер отравленного ветра, варп-огнемётов и смертоносных варп-молниевых пушек. Клан Скрайр стал, вероятно, самым влиятельным изо всех кланов, а продавая свои причудливые устройства разрушения воинским кланам сразу, как только рабы снимали их со сборочных линий, клан Скрайр стал таким же богатым, как и клан Творцов. Никто не отважится нападать на этот клан из-за страха перед его технической изощренностью, ведь оружие клана Скрайр способно плавить, взрывать, иссушать и приносить мучительную смерть многими иными способами.

Клан Эшин Править

Окутанный тенями и тайнами клан Эшин пожалуй самый бесчестный среди остальных скавенских кланов. Клан боятся как за творимую им резню, так и за то искусство тихой смерти, мастерами которого являются его адепты – бесшумные ловчие, способные пробраться незамеченными мимо любой стражи и миновать любые ловушки. В распоряжении клана разнообразные силы, начиная от ассасинов-одиночек до целых эскадронов смерти бегущих-по-стокам. За соответствующую цену клан Эшин устранит любого противника, украдёт любую информацию и совершит любую диверсию. Ни один вождь не захочет стать мишенью клана Эшин, и одно лишь упоминание об убийцах в чёрном заставит любого из крысиного племени нервно оглядываться вокруг. Агенты клана внедрились во множество крепостей воинских кланов, а многие из них даже ждут своего часа в городах живущих на поверхности…

Клан Чумы Править

Вероятно, изо всех кланов лишь клан Чумы придаёт такое значение различным недугам. Известные как чумные монахи, его адепты – последователи болезни и гнили, с безумным рвением распространяющие чуму и разложение во славу скавенского божества – Великой Рогатой Крысы. Этих воинов легко отличить по характерному песнопению и жутким нарывам на их телах, ибо такова доктрина клана Чумы – нести разносимую заразу в самих себе. Инфицированные крысолюды, однако, не только не заболевают и не умирают, но становятся более живучими, а их шкуры, покрытые множеством сочащихся ран и бубонов, лишь крепнут.

В бою эти фанатичные чумные монахи с безрасудстувом атакуют противников, страстно желая удовлетворить грызущую их ярость. Клан Чумы не торгует услугами своих братьев во имя наживы, однако готов предоставить их помощь, если послужит на пользу их дела, и часто заключают крепкие союзы или оказывают помощь остро нуждающимся в их поддержке воинским кланам. В особо важных битвах клан Чумы часто прославляет себя, выпуская в мир один из специально созданных ими недугов, таких как Чёрный мор, Красная оспа или Убивающая слепота.

Происхождение скавенов Править

Некоторые радикальные учёные и мудрецы не перестают спорить о происхождении отпрысков Хаоса, носящих имя скавены. Некоторые считают, что они – лишь другая форма зверолюдов, другие настаивают, что это полностью иная раса, мутировавшая не из людей, как это было в случае зверолюдов, а из обычных крыс, в то время как третьи просто отказываются признавать их существование. Добыть информацию о скавенах чрезвычайно трудно: представители этой преимущественно подземной расы выходят на поверхность только когда ведут очередную жестокую и кровопролитную войну. Возможно, разгадку происхождения скавенов дает древняя тилийская легенда под названием «Гибель Кавзара». Копии «Гибели Кавзара» практически исчезли из Империи, и последний известный манускрипт был уничтожен в ходе Великого Пожара в Нульне в 2499 году по ИК. Однако же сама история до сих пор хорошо известна по всей Тилии.

Гибель Кавзара Править

«Когда-то давным-давно люди и гномы жили вместе в пределах одного великого города. Некоторые говорили, что это был древнейший и величайший город в мире, что он существовал задолго до появление длиннобородых и людей, построенный древними мудрецами на заре мироздания. Город располагался и над, и под землей в гармонии с природой жителей, проживавших в нем. Гномы властвовали в своих огромных подземных каменных залах, добывая дары гор каждодневным упорным трудом, а люди обрабатывали окружавшие город поля, на которых колосились хлеба. Солнце сияло, жители радовались, все были счастливы.
Однажды люди из города решили, что они должны воздать хвалу их богам за счастливую жизнь. Они захотели построить храм, какого еще не видел свет. На центральной площади будет построен колоссальный замок, а венчать его будет башня, пронзающая небеса. Башня такой высоты, что она коснется самого сердца небес. После долгого проектирования, с помощью длиннобородых, они принялись за грандиозную работу.

Недели сменялись месяцами, месяца – годами, а люди не прекращали строительство. Люди старились и седели, работая над этим великим храмом, их сыны продолжали их работу, кипевшую в летнюю жару и зимний дождь. Наконец, спустя много поколений, началась постройка огромного шпиля. Шли года, башня росла ввысь, и людям становилось все сложнее поднимать наверх камни. Наконец работа совсем замедлилась, и казалось, что закончить башню не удастся. И тогда выступил один из людей, который предложил свою помощь в столь великом проекте. Взамен он попросил об одном даре, сказав, что если получит его, то завершит башню за одну ночь. Люди подумали про себя: «Что нам терять?», и решили заключить сделку с одетым в серое незнакомцем. Все, о чем он просил – это добавить свое собственное посвящение богам на здание храма. Люди согласились, и сделка была заключена.

На закате незнакомец вошел в незаконченный храм и приказал людям возвращаться в полночь. Облака закрыли луну, погрузив храм во тьму, когда люди уходили. Во всем городе люди смотрели и ждали. Время шло, и ближе к полуночи они понемногу стали собираться на площади перед храмом. Ветер бушевал, разрывая облака, а люди неотрывно смотрели на храм. Он возвышался подобно пике, устремленной в небо, чистый и белый. На самом верху его висел огромный рогатый колокол, холодно блестя в лунном свете. Посвящение богам незнакомца было на месте, но самого его нигде не было.

Люди возрадовались, ибо работа их прадедов была окончена. Они пошли вперед, чтобы войти в храм. И тогда, с наступлением полуночи, гигантский колокол начал звонить, первый раз… второй… третий. Медленные, тяжелые волны звона прокатывались по городу. Четвертый… пятый… шестой раз звонил колокол, будто вяло бился пульс бронзового гиганта. Седьмой… восьмой… девятый, с каждым ударом звон становился все громче, и люди попятились со ступеней храма, зажимая уши. Десятый… одиннадцатый… двенадцатый… тринадцатый. На тринадцатый удар молния рассекла небеса, и раскат грома слился со звоном. Высоко наверху черный круг Моррсиба был освещен яркой вспышкой, и все погрузилось в зловещую тишину.

Люди поспешили к своим кроватям, напуганные и озадаченные увиденным знамением. Проснувшись следующим утром, они обнаружили, что тьма пришла в их город. Грозовые облака нависли над городом, и шел такой ливень, какого еще никто не видывал. Черный как пепел шел дождь, собираясь в лужи на улицах, а булыжники от него блестели и переливались темными цветами.

Сначала некоторые люди не волновались, они ждали, когда закончится дождь, чтобы снова приступить к работе. Но дождь не кончался, ветер дул все сильнее, молнии сотрясали высокую башню.

Тянулись недели, а дождь все не кончался. Каждую ночь колокол звонил тринадцать раз, и каждое утро тьма нависала над городом. Люди испугались и стали молиться своим богам. Но все равно дождь не прекращался, а черные тучи нависали подобно савану над полями с полегшими хлебами. Люди пошли к Гномам, прося о помощи. Но длиннобородых не взволновал их рассказ: какое им дело до дождика на поверхности? В недрах земли было сухо и тепло.

Люди заперлись в домах, боясь высунуть голову. Они послали нескольких человек в удаленные места искать помощи, но никто из них не вернулся. Некоторые пошли к храму, чтобы помолиться и принести жертву богам, но обнаружили, что его огромные двери наглухо закрыты. Дождь все усиливался. Темный град пошел с неба, побив вымокшие хлеба. Похоронный звон громадного колокола разносился над запуганным городом. Вскоре большие камни посыпались с небес, темные метеоры разбивали дома людей. Многие заболели и умерли от неизвестной болезни, а новорожденные младенцы несли на себе следы ужасных уродств. Грызуны уничтожили те жалкие запасы зерна, что еще оставались, и люди начали голодать.

Старейшины людей снова пошли на встречу с Гномами, на этот раз – чтобы потребовать их помощи. Они хотели укрыть свой народ в безопасных недрах, им нужна была еда. Длиннобородые разозлились и ответили людям, что их глубокие шахты были затоплены, а запасы еды были также уничтожены крысами. Они едва обеспечивали едой и кровом своих собратьев. Они выставили людей из своих залов и заперли двери.

В развалинах города на поверхности каждый новый день становился все более смертоносным. Люди отчаялись и стали просить помощи у темных богов, шепча имена забытых принцев-демонов в надежде на спасение. Но они не получили его. Вместо этого вернулись грызуны, они стали еще крупнее и наглее. Мохнатые крадущиеся силуэты были видны повсюду в разрушенном городе – они кормились трупами, добивали ослабших. Каждую полночь колокол звонил тринадцать раз, но теперь казалось, что он ликовал. Люди жили в своем городе подобно загнанной дичи, в то время как орды гигантских крыс бродили по улицам в поисках жертвы.

В конце концов отчаявшиеся люди взяли в руки то оружие, что у них было, и начали ломиться в двери Гномов, угрожая, что если те не выйдут, они вытянут их за бороды. Изнутри не донеслось ответа. Люди подняли брус и высадили дверь, открыв проход в нижние туннели, темные и пустые. Распаляя себя, жалкие остатки некогда гордого населения города начали спуск. В древних королевских залах они нашли Гномов: от них остались лишь обглоданные кости и обрывки одежды. И в угасающем свете факелов они увидели вокруг себя мириады блестящих и черных как полночь глаз – это крысы надвигались, готовясь убивать.

Люди стояли спиной к спине и сражались за свои жизни, но против безжалостной свирепости и бесчисленного множества орды грызунов их оружие было бесполезно. Волна чудовищных крыс поглотила их одного за другим. Их утаскивали и разрывали на части, желтые резцы впивались в податливую плоть, темная масса заглушала их жалкие крики леденящим душу хрумканьем.»

Немногое известно об этих детях Рогатой Крысы, которые напали и уничтожили город, впоследствии именуемый Скавенгниль. Возможно, обыкновенные крысы, рыщущие по тоннелям города, наткнулись на Камень Искажения, возможно отдельные особи естественным отбором становились всё сильнее, доподлинно неизвестно. Точно известно лишь, что первые настоящие скейвены вылезли на поверхность заброшенного города из своих чёрных нор примерно за 16 веков до рождения Зигмара. Обладая высоким интеллектом и человекоподобным телами, эти создания вскоре захватили город Скавенгниль и стали править им.

Оставаясь в тени Править

Council of Thirteen symbol

Символ Совета Тринадцати

Самым нечестивым среди всех праздников скавенов является ритуал Крысиного Восхождения, в ходе которого полная ассамблея серых провидцев обсуждает Великий План Мирового Господства. Хитросплетения заговоров распутываются, изменяются и запутываются вновь. Крысы-маги выполняют множество совместных ритуалов – проклятие врагов, воздаяния Рогатой Крысе, и, конечно же, поддержания заклятья, скрывающего крысиный народ под покровом тайны. Применяя сильнейшее колдовство, нашёптанное им мрачным шёпотом призванного ими Владыки грызунов, серые провидцы сжимают хвосты, приносят жертвы и сплетают колдовскую сеть сокрытия тенями, противиться которой могут лишь сильнейшие волей. Действительно ли эта магия работает или же отпрысков Рогатой Крысы скрывает та степень их конспирации, кто может знать ответ? Возможно, когда житель Империи утверждает, что «Скавены – это миф, простая байка, чтобы пугать маленьких детей», им двигает просто его явное невежество, а не какие-то чарующие его чары, как знать?

Никогда полностью не доверяя ритуалам, Совет Тринадцати предпочитает заметать следы своих отвратительных деяний с помощью специальных операций клана Эшин. Это особенно касается имперских записей, указывающих на существование скавенов. Немногие захваченные людьми артефакты крысиного народа, такие как череп крысоогра, выставлявшийся в музее Нульна, или же респиратор клана Скрайр, изучавшийся в Инженерном колледже Альтдорфа, за прошедшие годы таинственным образом пропали.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.