Mortkin's invasion..png

Резня в Волганофе — серия событий, достигших своего апогея в пределах Имперской провинции Остланд, когда ужасающий лорд Хаоса Морткин осадил город Волганоф.

Описание[править | править код]

Вскоре в 2515 году ИК, Империя вступит в ужасное противостояние с повелителем Падшего Легиона. Однако, чтобы полностью понять случившиеся, нужно изучить события 3-х летней давности.

В 2512 году, Силы Хаоса вновь стали расти и распространяться по миру. Дикие варвары севера, видя в этом особый знак милости своих Тёмных Богов, участили свои набеги, разоряя цивилизованные земли юга. Единственным предупреждениям, предшествующие их налётам, были грозные звуки боевых рогов и крики клятв, посвящённые жестоким Богам Хаоса. Северяне всё чаще прорывались через земли Кислева и нападали на Империю, сжигая её города и поселки, уничтожая целые армии. С каждым последующим годом их атаки становились всё более разрушительными и кровавыми, а драккары, полные мародёров Хаоса, стали всё в большем количестве отплывать из Норски, разоряя прибрежные земли Империи. В ответ, Имперский флот, направил армаду военных кораблей в море Когтей, чтобы остановить волну рейдеров, кроме того, Нордланд удвоил количество своих прибрежных патрулей. Однако, именно Остланд предпринял самые агрессивные меры против бесчинств Норски.

Во главе с курфюрстом, графом-выборщиком Вальмиром фон Рауковым и его сыном и наследником Олегом фон Рауковым — провинция Остланд отправилась на войну. Вальмир фон Рауков — человек по своей природе весьма воинственный, предложил немыслимое — совершить ответные набеги на территорию врага, в нечестивые земли Норски, также, как когда-то поступал сам Зигмар. В 2513 году Вальмир руководил набегами новой, недавно сформированной армии, нападая и сжигая прибрежные города Норски. Набегам Вальмира, несмотря на всю их дерзость, не удалось проникнуть вглубь страны северных варваров и все её налёты были весьма локальными, в основном вдоль береговой линии Норски.

Его сын, Олег, превзошёл своего отца в этом деле, также уничтожив множество поселений, вдоль побережья Норски. Среди них были такие прибрежные города как Аарвик и Ульфенник. Вальмир и его наследник, вернулись из похода в конце года, с трофейными резными носами, украшавшие драккары северян, в лучах великой славы, чтобы отметить разрушение ещё 7-и поселений Норски. Большая часть жителей Империи, как благородных, так и простых горожан, восхваляло достижения фон Рауковых, объявляя Вальмира настоящим героем Империи. Однако другие, начали протестовать, опасаясь, что эти дерзкие набеги вызовут гнев северных варваров, или что еще хуже — Тёмных Богов.

Но то, что последовало в 2515 году, до сих пор вызывает дрожь у тех, кто сумел пережить эти события...

Атаки 2515 года[править | править код]

В этом году, нападения на Империю не были похожи на те, которым зигмариты подвергались прежде. Бурные бури, в Царстве Хаоса, разразились необузданной яростью. Небеса сверкали разноцветными молниями на фоне надвигающейся тьмы. Весенние таяния, помимо прочего, принесли волны северных варваров, хотя на самом деле это были племена, которые были изгнаны прочь из своих земель, из-за бушевавших на севере войн.

Варвары, воодушевленные возросшим влиянием Ветров Хаоса, начали новые нападения на земли южан. Первая атака последовала из Норски, и армия рейдеров выдвинулась через море Когтей. Северяне сжигали поселения, вдоль побережья земель Империи, но при этом их армия не была, ни достаточно большой, ни достаточно смелой, чтобы отважиться нападать на крупные города или крепости. Другая, более крупная атака, началась на юге, широким фронтом, по всем землям Кислева, причинив очередные ужасающие разрушения. И хотя большая часть армии вторжения рассеялась в бескрайних степях, некоторые из отдаленных отрядов обошли пограничные форты Остланда, где вызвали большой хаос. Третья же атака, была проведена принцем Зигвальдом Великолепным.

Армия Зигвальда прошла через Кислев, и неистовствовала в Остланде в течении трёх месяцев, пока не была окончательно остановлена в битве при храме Черепов. Коалиция, из разных имперских провинций, пришла на помощь осажденному Остланду, который был окружен таким количеством опасностей, что обратился с призывом о помощи. Но все эти атаки были лишь предзнаменованием того, что вскоре должно было произойти.

Сердце Вторжения[править | править код]

Самый мощный удар, истинное Чёрное Сердце Вторжения, последовало сразу же за предыдущими нападениями, и это был не обычный налёт, цель которого грабить богатые земли юга. Во главе этой армии стоял лорд Морткин, Повелитель Хаоса, король-королей, и вождь многих племён. Эта орда из воинов в железной броне, варварских племён и порожденных самим адом демонов — была самой могущественной армией, которая пересекла границы Империи, на тот момент. Страх и ужас бежали впереди Лорда Хаоса, оставляя за собой лишь тлеющие руины и нечестивые подношения кровожадным богам. Казалось, что ничто не сможет остановить этот прилив зла и что новая эра тьмы вот-вот наступит во всем Старом Свете...

Война на Вершине Мира[править | править код]

Invading Army.png

Рядом с Полярными Вратами ландшафт извивался, словно бы он и сам был сверхъестественным существом, живьём натянутым на истончающуюся завесу, между потусторонним миром и самой реальностью. Волны магической силы были так велики, что чистая энергия просочилась сквозь барьер миров. Те, кто был чувствителен к магии, страдали странными видением и иногда слышали в них соблазнительные заверения о бессмертии, и других порочных дарах. Собирались огромные армии, привлечённые к этому месту поисками вечной славы и милости Тёмных Богов. Под нечестивыми небесами бушевала борьба за господство. Чемпионы Хаоса сражались друг с другом в битве за власть. Колдуны, питаемые безграничной энергией, применяли недосягаемую им прежде магию. Возня, которую устроили смертные в стремлении получить могущество — весьма позабавила Богов Хаоса. И все же, ни один из претендентов не сумел добиться успеха и доказать, что именно он достоин вести орду Хаоса.

Кто возвыситься, чтобы вести их?[править | править код]

Многие, из числа самых могущественных тёмных чемпионов не присоединились к столь шумному противостоянию. Архаон и его элитные последователи Мечи Хаоса, находились далеко в Краесветных горах, в поисках давно утерянных артефактов. Кьюикс, Трёхглавый Волшебник и любимец Тзинча — изменил свою форму, чтобы жить в отдаленных городах людей и в настоящее время учился у колдунов Арабии призывать и контролировать джинов. Лорд Морткин — повелитель Падшего Легиона впал в мрачное негодование.

Новости об ответных атаках Империи на побережья Норски быстро распространялись по всем Северным Пустошам. Некоторые племена выли в ярости и негодовании, другие же обрадовались нападениям, предвкушая борьбу с врагом, что сам искал сражения. Лорд Морткин, предводитель Падшего Легиона и вождь бесчисленного количества воинов, ни с кем не общался с тех самых пор, как до него дошли вести о набегах. Прибрежный город Ульфенник, место которое он когда-то называл домом, было разрушено до основания. Заперевшись в своей крепости, построенной из чёрного железа, он погрузился в глубокое раздумье.

Говорили, что во время своей горькой ярости, Лорд Морткин заключил договор с Богами Хаоса. Он вышел из своего добровольного заточения с одной единственной целью. Лорд Морткин, полный мрачной решимости, предстал перед своим Падшим Легионом, чтобы остановить бесцельные войны, объединить орды Хаоса и повести их на юг, уничтожая все слабые народы живущие там. Чтобы помочь ему в столь ужасном деле, в армии Морткина появилось множество демонов, под командованием Жаждущего Крови Каргарака. С их помощью, силы лорда Морткина прибывали на поля сражений и уничтожали всех, кто не склонялся перед ним.

Закхар — Мастер ковенанта Вечного Глаза — был одним из первых, кто присоединился к лорду Морткину, утверждая что он видел, как Боги даруют ему победу. В это легко было поверить, поскольку лорд Морткин с легкостью убивал других чемпионов Хаоса, бросавших ему вызов, или не желающих подчиниться. Его воля сплотила целый легион воинов в чёрных доспехах, множество демонов и даже могучий дракон Хаоса присоединился к нему, чтобы участвовать в предстоящем кровопролитии. Лорд Хэкбейл также последовал за Закхаром и присоединился к Морткину, пообещав ему свою чумную армию. Многие младшие лорды и варварские короли также склонили колено перед своим новым лидером, а те немногие, кто смел бросить ему вызов — были мгновенно уничтожены. После восьми дней кровопролитной бойни, лорд Морткин повёл, теперь уже единое войско, на юг.

Кислев в огне[править | править код]

Когда объединённая армия, под командованием лорда Морткина, начала своё наступление, она всё ещё продолжала пополнять свои ряды варварскими племенами и недавно материализовавшимися демонами.

И хотя земли Кислева были покрыты тающим снегом затруднявшим передвижение, тем не менее, многочисленные захватчики начали своё продвижение вглубь страны. Сельская местность пылала, поскольку варвары уничтожали всё, до чего только могли добраться. Многим кочевым племенам удавалось успешно маневрировать, избегая опасности, однако передовые отряды Хаоса были настолько многочисленны и глубоко рассеяны, что в итоге, даже кочевники оказались в ловушке. Пролитая кровь, как кочевников, так и воинов Хаоса согревала ледяную землю.

По разорённой стране, следом за мародёрствующими отрядами, прошёл грозный наконечник основной армии, направленный в самое сердце Остланда. В руинах выжженного города Цескграда, лорд Морткин остановил свою армию и приказал Закхару выполнить ритуал Высохших Рук — нечестивое заклинание, которое поможет найти зверолюдов и призвать их на войну.

Звери в лесах[править | править код]

Прислушиваясь к голосам своих демонических советников, лорд Морткин хотел восстановить старую связь с древними детьми Хаоса — зверолюдами. Посланники лорда Хаоса, выехали искать тёмных существ, что скрывались в мрачных лесах. Отправленные по глухим и заросшим тропам, взяв с собой зловещие и сморщенные руки-талисманы, отрубленные у обреченных жителей Цескграда, посланники искали Уль-Рука Красного — вождя крупнейшего боевого стада, живущего в лесу Теней.

Остановившись перед камнем-стада, всадники подарили сотни сморщенных рук трём брай-шаманам. Шаманы, предвкушая мрачные мечты об убийстве и разрушении, передали послание своему лидеру Уль-Руку, и тот, издав жуткий рёв, приступил к сбору стада. В течение нескольких дней сотни раздвоенных копыт отправлялись на север, чтобы присоединиться к силам лорда Морткина.

Направляясь в Остланд[править | править код]

Лорд Морткин держал свою бесчисленную орду в железном кулаке, не позволяя никому отклоняться от намеченного им маршрута. Шепчущий демон-советник и другие многочисленные помощники, рассказывали Морткину, как лучше и эффективнее сокрушить Империю, но у него были свои соображения на этот счёт и он не учитывал ничьего мнения, кроме своего собственного.

Остланд под осадой[править | править код]

Volganof Defenders.png

В 2514 году, после последних набегов на Норску, Вальмир фон Рауков получил срочное сообщение от императора Карла Франца. Сильно возросла напряженность между Империей и Бретоннией из-за приграничных конфликтов, вдоль Серых гор. Желая продемонстрировать свою силу королю Леонкуру во время переговоров, Карл-Франц попросил присутствовать на собрании самых выдающихся людей Империи, включая Вальмира, своего самого воинственного графа-выборщика. По этой причине, Вальмир был далеко от своих земель, когда началось основное вторжение. Он оставил контроль над провинцией своим сыновьям, доверяясь их мудрости и силе.

Сыновья графа-выборщика[править | править код]

Говорят, что у Вальмира фон Раукова было множество потомков по всему миру, ведь воин-лидер часто принимал участие в военных походах. Конечно же сам Вальмир утверждает, что у него есть и было только двое детей. Его жена, графиня Ивана, родила Вальмиру двух сыновей, наследников престола Остланда — Василия и Олега, двух братьев, с весьма разным характером.

Василий являлся старшим сыном и был тем, кто унаследовал власть в Остланде. Он был широко известен как слабый и часто хворающий человек, полная противоположность его воинственному отцу. Но помимо того, Василий был весьма проницательным человеком, стоявшим за множеством недобросовестных сделок. Из наиболее приметных, можно назвать то катастрофическое соглашение о передаче границы с графом Теодериком Гауссером из Нордланда, когда только лишь военное вмешательство его младшего брата помогло спасти целостность территории Остланда.

В свою очередь, его младший брат Олег — был почти во всём похож на своего отца, отважного вождя и умелого воина. Достигнув совершеннолетия, Олег бесчисленное множество раз ходил в патрули по лесу Теней, честно заработав себе звание капитана. Самый молодой из фон Рауковых, как правило, предпочитает сражаться пешим, возглавляя передний край своего элитного подразделения великих мечей, известных как — Алые Быки. В короткой, но весьма кровавой битве за Северную Марку против войск Нордланда, Олег и Алые Быки превратили поражение в победу, уничтожив несколько подразделений и убив вражеского полководца барона Нактмана.

В своих последующих походах, Олег выслеживал и истреблял стада зверолюдов в окрестностях Вольфенбурга и даже сумел уничтожить их нечестивый монолит. Именно он разрушил Башню Черепов Вороньего Холма, служащий маяком для всех злых и нечестивых существ, живущих на границе восточных холмов. За такое геройство, Олег был назначен Верховным Маршалом Остланда — старшим военачальником при своём отце. Также Олег возглавлял ответные налёты на Норску, включая безжалостную атаку 2514 года. Деревянные и костяные дома морских-вождей были сожжены, а главные прибрежные города Аарвик и Ульфенник разрушены до основания. Вся Норска проклинала имя Олега и многие из северян давали обеты мести во имя своих жестоких богов.

Призрак войны[править | править код]

Вскоре, после того как Вальмир фон Рауков уехал на юг, ещё до того, как начали таять первые снега, на границах Остланда стали появляться первые, мрачные слухи. Ужасные, свирепые существа и бесчисленное множество отрядов мародёров, бродило по равнинам Кислева. Зверолюды обитавшие в лесу Теней, становились все смелее, а их набеги, всё более дерзкими.

Когда пришли первые достоверные известия с севера, Олег фон Рауков не стал терять времени даром. Он разместил многочисленные отряды, из недавно набранных штатных войск, в Остфортах, вдоль самой северной границы, после чего перевёл значительные военные силы в Кислев, присоединившись к Петру Сергееву — великому ковнику (капитану) из Эренграда. Тем самым Олег надеялся вместе со своим союзником противостоять и уничтожить любых захватчиков, прежде чем они смогут достичь Остланда.

Сражение на берегу Линска[править | править код]

Вначале старые союзники уверенно противостояли угрозам с севера. Отдельным отрядам Хаоса, которые грабили эти земли, не хватало дисциплины и руководства, что позволяло быстрой кислевитской кавалерии и отрядам фон Раукова младшего по отдельности уничтожать бесчинствующие отряды мародёров. Но вот, предвещая приход новой силы, само небо стало тёмным, а разведчики из северного Кислева доложили о прибытии авангарда лорда Морткина. Видя очевидную мощь нового врага, Пётр Сергеев предложил отступать под прикрытием конных лучников — классический манёвр войск Кислева. Однако, безрассудный Олег убедил ковника присоединиться к остландцам и занять позиции на холмах перед рекой Линск.

Лорд Морткин направил Медных Всадников на свой правый фланг. Падший Легион был выстроен по фронту. Людская доблесть и сталь, противостояла тёмным доспехам Хаоса и порочным дарам Тёмных Богов. Однако, невзирая на всю людскую доблесть и мужество, количество воинов Хаоса было слишком велико. Мощным кавалерийским натиском, медные всадники и тёмные рыцари, прорвали центр армии людей, после чего последовала ужасная бойня.

Отступление к остфортам[править | править код]

Уцелевшие отряды крылатых гусар отступили в Эренград, преследуемые полчищами северных варваров. Для преследования бегущих остландцев, Лорд Морткин отправил демоническое войско: самых быстрых из нечестивых существ — дьявольских гончих и ужасных демонов, восседающих верхом на легконогих адских скакунах. Они то и уничтожили большую часть разгромленной армии, от чего воды Линска стали красными от крови.

Деревянные палисады остфортов не могли предоставить необходимую защиту против ярости столь противоестественного и могущественного врага. К вечеру, лишь языки пожаров отмечали места, где некогда стояли пограничные форты Остланда. Оставшиеся в живых в панике бежали из уже разрушенных сторожевых укреплений. Собрав по пути всех, кто мог держать оружие, Олег фон Рауков направился в город-крепость Волганоф. Там он рассчитывал перегруппировать свою разбитую армию. В срочном порядке были отосланы гонцы в близлежащие провинции — это был не набег, но вторжение, способное навсегда стереть Остланд с карты мира.

Охота на фон Раукова[править | править код]

Среди дымящихся руин стали ходить слухи, что лорд-полководец, возглавляющий войско северян, искал Олега фон Раукова. Повсюду захватчики выискивали информацию о любом из членов семьи фон Рауковых. Перейдя через Линск, лорд Морткин приказал своей армии рассредоточиться по всей провинции. Демоны Каргарака жестоко убили всех, кого смогли найти в городе Зундап. Бохсенфилс — был в весьма тяжелом положении, осаждаемый покрытой слизью воинами чумной армии лорда Хэкбейла и лишь своевременное прибытие армии барона Бекбурга из Ферлангена, предотвратило еще одну резню. Весь Остланд пылал.

Остланд не один![править | править код]

Хоть и не выше различных политических разногласий, тем не менее, все провинции и города-государства Империи объединяются, когда это действительно необходимо. Пока Остланд находился в осаде, по всей стране были собраны многочисленные армии. По дорогами Империи гремели барабаны войны, пока марширующие солдаты шли на север. Речные пути, великие торговые артерии Империи, были полностью забиты кораблями и баржами, спешащими на помощь осажденным собратьям.

Но никакая подмога уже не могла спасти замок фон Рауковых. Падший Легион двинулся к этой древней фамильной крепости, в надежде найти там кого-нибудь из семьи курфюрста. И их поиски, наконец, увенчались успехом. Василий фон Рауков надеялся переждать вторжение, спрятавшись за высокими стенами замка своих далёких предков.

Обшитые металлом осадные башни, приводимые в действие за счёт силы пара, подкатывались всё ближе к стенам, не получая никакого урона от беспрерывного пушечного обстрела, что отчаянно вели защитники крепости. Подобные адские машины ещё никогда прежде не были применены на землях Империи. Эти нечестивые механизмы несли на себе следы безупречного мастерства гномов Хаоса. Когда осадные башни превратили стены в щебень, Василий и его телохранители бежали через секретные туннели, направляясь к городу Волганоф. О дальнейшей судьбе оставшихся жителей замка, включая Ивану фон Рауков, никто никогда больше не слышал.

Волганоф становится новой силой[править | править код]

Волганоф — один из крупнейших городов Остланда, но в отличие от столицы Вольфенбурга, он полностью окружён массивными прочными стенами, с высокими башнями и крепкими воротами.

Именно к Волганофу бежали беженцы, заполняя всё более тесные мощёные улочки. Отступающие солдаты, также направлялись к городу, оставляя позади себя лишь сожжённые и разрушенные города и форты. Иногда случалось так, что гончие Хаоса преследовали измученных выживших до самых городских ворот. Когда лорд Морткин услышал о месте, куда стекались уцелевшие остландцы, то немедленно отдал приказ своей армии направиться на Волганоф.

Со страхом, что нарастал все сильнее с каждым ударом сердца, городская стража наблюдала за тем, как всевозможные полчища Хаоса выходят из леса Теней. Стены Волганофа ещё никогда не были покорены ни одним захватчиком, однако теперь они были в окружении врага, который сильно отличался от тех, кто пытался завладеть городом прежде.

Петля затягивается сильнее[править | править код]

Слухи о надвигающейся армии Хаоса, словно чума свирепствовали в переполненном людьми Волганофе. Каждый беженец, что проходил через городские ворота, рассказывал очередную полную ужаса историю о том, что вытворяли северяне: как они сжигали все города и деревни, что попадались на их пути, а пленные пожирались заживо омерзительными чудовищами. Выжившие, из городов Бохсенфилса и Зундапа в панике сообщали, что демонические создания присоединились к северянам, в то время как уцелевшие из поселений на юге утверждали, что зверолюды стали вести себя куда агрессивней чем в прошлые годы, нанося стремительные удары из леса Теней и никакие дороги не могли теперь считаться безопасными. Немногочисленные выжившие из Клудбурга наотрез отказались рассказывать об увиденных ими зверствах.

В этой атмосфере нарастающего отчаяния, над Волганофом неожиданно появилась завеса, состоящая из неестественного чёрного тумана. Он был настолько густым, что из сторожевой башни с большим трудом можно было разглядеть прилегающий к городу лес Теней, где в свою очередь творилось что-то зловещие — деревья на краю проклятого леса качались и дрожали, будто бы там собиралось огромное количество воинов и нечестивых зверей.

Под оглушающий звук тысячи боевых рогов, лорд Морткин вышел из самых чёрных теней леса. Он был не один, справа от него возвышался демон с чудовищными крыльями, слева от лорда Хаоса, находился небольшой летающий остров, с корнем вырванный из самой земли и служивший своеобразным средством передвижения для Закхара, бесподобного колдуна Хаоса, и мастера ковенанта Вечного Глаза. Тем не менее, несмотря на присутствие нечестивых лейтенантов Сил Разрушения, все глаза города были направленны на самого лорда Морткина.

Восседая на своём демоническом скакуне, созданного из чистой ненависти и живой меди, закованная в броню фигура Владыки Хаоса была окружена настолько ужасающей аурой силы, что любой смотрящий на него чувствовал, как что-то жалит его душу.

И вот, из пустоты железного шлема донесся ультиматум, что раздался громким, гремящим эхом, которое словно волна, прокатилось по всему городу: «Сдайте фон Раукова мне, или я сокрушу ваш город. Весь Волганоф умрёт. Клянусь богами, ваши страдания будут вечными. У вас есть один день, чтобы решить свою судьбу».

После этих слов он какое-то время молча смотрел на высокие стены Волганофа, а затем вместе со своими спутниками исчез в царившем вокруг мраке.

Ультиматум[править | править код]

Ошеломлённые очевидной мощью владыки Хаоса, жители Волганофа обсуждали свои дальнейшие перспективы. Знатные дворяне, солдаты, ремесленники и владельцы гостиниц — ни у кого не было сомнений, о ком говорил закованный в броню вождь варваров. Разумеется то был Олег фон Рауков, истинный сын графа-выборщика и гордость всего Остланда. Крики, в которых было слышно стойкое нежелание выдавать Олега, были настолько сильны и многочисленны, что несколько трусливых раскольников, которые отказались отдавать без боя своего командира, в итоге так и не решились высказывать своего мнения.

Этот упрямый дух, которым всегда славились многие остландцы, убедил Олега не сдаваться врагу, ведь безжалостные захватчики убьют его и всё равно нападут на Волганоф. Ему на ум пришла старая поговорка Остланда: «Волк за закрытой дверью - всё ещё волк». Все понимали, что эти северные "волки" получив своё, так просто не уйдут.

На следующий день, когда вновь прогремели звуки тысячи рогов, лорд Морткин вышел из леса и жители города дали ему свой ответ, но не словами, а языками пламени. Каждая пушка на стене Волганофа произвела залп и яркие вспышки от выстрелов временно осветили вечный сумрак, что повис над городом.

На таком расстоянии шансы того, что пушечное ядро сможет нанести точный удар по лорду Хаоса, или его армии — были весьма маловероятными. Этот залп красноречивее любых слов сумел ответить, какую судьбу избрал для себя Волганоф и его защитники.

Закхар Высвобожденный[править | править код]

Лорд Морткин поднял свой топор и пламя на его лезвии мгновенно вспыхнуло. Во время этого жеста деревья начали трястись и ломаться, а из леса Теней вырвалась скрывающиеся в его мраке орды Хаоса. В этой сплошной массе, что словно поток лился из леса, перемешались все кошмарные войска Хаоса — одетые в меха племена варваров, создания, со звериными мордами, а также целые легионы воинов, закованных в чёрную броню. Среди бесчисленной орды всевозможных существ, выделялись отвратительные тролли с неуклюжими и вялыми конечностями, мускулистые минотавры, с бычьими головами и целые стаи неудержимых адских гончих. Возвышаясь даже над деревьями, шагали гиганты, сметая любые препятствия на своём пути с такой же легкостью, как если бы обычный человек шёл по высокой траве.

Когда армия Хаоса, словно по невидимому сигналу, остановилась на небольшом расстоянии от города, все глаза этой бесчисленной орды, повернулись к Закхару. Песнопения его нечестивых помощников становилось всё громче, увеличиваясь в темпе, а медленно летающий остров колдуна, начинал подниматься всё выше. Парящая масса земли начинала вращаться вокруг своей оси, и семь раскатов грома прокатились по чёрным небесам.

Стоя в середине нечестивого ковена своих учеников, Закхар поднимался всё выше в небо, в то время как над ним самим, начинал светиться голубоватый нимб. Можно было расслышать протяжный, маниакальный смех колдуна, когда с небес, в протянутые руки Захара, потекла порочная тёмная энергия. И вот, будучи больше не в состоянии сдерживать накопившуюся в нём силу, мастер ковена высвободил из своих рук яркий, многоцветный шар молнии, который ударил по стене Волганофа, разбив её на части, испаряя как камень, так и её защитников. Семь раз магия Захара попадала в стены, и каждый раз, в них появлялись новые проломы и бреши.

Вперед, за Остланд![править | править код]

Когда уцелевшие после колдовского обстрела поднялись с земли и немного пришли в себя, от увиденного зрелища каждый издал тихий стон разочарования и досады. Все возлагали большие надежды на высокие и казалось бы неприступные стены Волганофа, а теперь они были разрушены, ещё до начала сражения. Но, несмотря на то, что гул от северных захватчиков становился всё ближе, Олег фон Рауков лично встал в один из ещё дымящихся проломов, в некогда могучих стенах.

Повернувшись к своим людям, Олег сказал как можно громче: «Будьте тверды, люди Остланда. Там, где рухнули стены, должны встать люди. Я не собираюсь погибать в Волганофе словно зверь, оказавшийся в ловушке! Кто присоединится ко мне в битве с нашим врагом? Кто будет сражаться рядом со мной?»

Такой отвагой нельзя было не вдохновиться, и всюду, даже на уцелевших стенах, простые солдаты и офицеры, поддержали своего лидера воинственным криком. Каждый остландец понимал, что в сложившихся обстоятельствах, лучшим исходом будет умереть в бою, чем попасть к северянам живьём. И так, перед самой надвигающейся тьмой, был спешно придуман новый план. Было решено укрепить оборону в тех местах, где стены были разрушены, за исключением южного направления, где готовился к нападению сам сам лорд Морткин. Здесь остландцы приготовились к контратаке, собрав все доступные силы.

Так началась битва за Волганоф. Ни одна из сторон не давала врагу пощады, да и никто на неё не рассчитывал. Деяния полные героизма, ровно как и подлые поступки, ожидали обе стороны конфликта.

Битва за осаждённый город[править | править код]

По сигналу Морткина, армии Хаоса устремились вперед. На острие атаки были десятки различных племён норски, жаждавших славы и мечтавших что во время битвы Тёмные Боги обратят свой взор именно на них.

Тем временем, на уцелевших стенах, защитники не теряли времени даром. Мушкетёры разряжали во врага свои ружья, передавали их в специальные погрузчики, брали новое и почти не целясь, вновь открывали огонь по сплошной массе врагов, в то время как артиллеристы, из последних сил старались как можно быстрее перезарядить и нацелить свои орудия.

У южной стены, там где Олег фон Рауков начал свою контратаку, лорд Морткин применил своё самое смертоносное оружие. Он отправил в атаку переполненных безудержной ярости демонов, во главе с Каргараком. Они пробились вглубь армии людей, где устроили настоящею бойню. Тем временем, сам Падший Легион бездействовал, дожидаясь сигнала атаки.

Залпы орудий, ведущих беспрерывный огонь со стен Волганофа, не смогли ослабить чудовищный удар демонов. Каргарак, впавший в дикую и неконтролируемую ярость, начал прорубать себе путь сквозь орды северян, чтобы как можно скорее сразиться с врагом. Полки, вышедшие сражаться с армией врага, в одно мгновенье были уничтожены кровожадным демоном и его подручными.

Следом за демоном следовали гремящие, обшитые металлом осадные башни, цель которых была уничтожить оставшиеся стены. Выстрелы из чудовищных пушек Хаоса пролетали над стенами, поджигая и разрушая город.

Имперские войска были отброшены назад к разрушенным стенам, но не теряли боевого духа и не допускали паники. Отважные капитаны вставали в строй, словно обычные солдаты, заменяя павших товарищей. Однако, несмотря на многочисленные удары, наносимые имперскими воинами по Каргараку, казалось, что демоническая тварь их просто не замечала. Копья и мечи просто отлетали от непробиваемой шкуры жуткого создания, в то время как топор демона сметал целые шеренги солдат. Казалось, усиль северяне хоть ещё немного свой натиск и разгром неминуемо наступит.

И в этот самый момент, когда надежда стала покидать даже самые отважные сердца, бекхафенские алебардщики достигли осаждённого города. Выдвинувшись из Остермарка, чтобы помочь своим собратьям, солдаты одетые в пурпурно-жёлтые цвета, вышли на поле боя как раз в тот момент, чтобы успеть перехватить атаку кровопускателей. Заметив, что его подручные увязли в новой битве, Каргарак переключил всё свое внимание на людей из Остермарка. Неустрашимые бойцы обнажили своё оружие, встав единым строем и выставив вперёд целый лес из алебард. Разгневанный демон напал, словно молния, а его удар подбросил в воздух множество людей, мгновенно убив капитана подразделения.

Несмотря на это, гордые сыновья Бекхафена стояли твердо, снова и снова нанося удары по нечестивому чудовищу. Вскоре, из десятка ран на шкуре демона начала сочиться кровь. Собрав всю силу и ненависть в кулак, сержант Обервальд вонзил свой меч глубоко в грудь демона.

Раскалённый, словно нагретая лампа от подобной дерзости, Каргарак схватил сержанта своей лапой и начал сжимать его тело. В одно мгновенье, несчастный Обервальд был раздавлен демоном. Смерть отважного сержанта заставила оставшихся в живых Бекхафенских алебардщиков напасть на Жаждующего Крови с удвоенной силой. Демон убил множество имперских солдат, даже извиваясь в предсмертных муках, но в конечном итоге Каргарак нашёл свою погибель под стенами Волганофа.

После гибели своего чемпиона, оставшиеся демоны отступили к своему Кровавому Знамени. Вновь, несмотря на шум царящий вокруг, прозвучал голос Олега фон Раукова: «Ко мне, ко мне люди Империи! Не бойтесь врага! Победа будет нашей, если мы и дальше будем сражайся!»

И вновь сердца остландцев и их союзников наполнились надеждой и верой в победу, и вновь имперские войска устремились вперёд. Одна из осадных башен, что уже почти достигла стен города, была захвачена и с чудовищным грохотом повалена на землю. Бесчисленные, но при этом плохо вооруженные варвары-северяне, под натиском имперских солдат погибали целыми толпами, однако воины закованные в демонические доспехи, оказали более жестокое и решительное сопротивление. Оставшиеся в живых демоны, были отброшены назад и сильно ослаблены. Они также оказывали ожесточенное сопротивление, сплотившись вокруг Кровавого Знамени, однако в итоге были низвергнуты и уничтожены отрядом Алых Быков.

Воины сражавшиеся за пределами городских стен увидев гибель последнего демона, подняли радостный крик, который тут же подхватили солдаты на стенах. У уцелевших жителей Волганофа появилась надежда, что они смогут дожить до рассвета.

Всё это время, лорд Морткин и его закованный в броню легион, терпеливо наблюдали за ходом сражения, выжидая нужного момента. Рассредоточившиеся в результате битвы с варварами и демонами, имперские войска были очень уязвимы для ответного контрудара. Повелитель Хаоса распорядился развернуть знамёна и начать атаку.

Воины Хаоса, облаченные в доспехи из чёрного железа, были почти неуязвимы к обычному оружию. Они словно жнецы смерти, вооружённые огромными двуручными топорами, были способны одним взмахом своего жуткого оружия разрубить человека надвое. Стены Волганофа содрогались, когда неуклюжие джаггернауты медных всадников, начали свой ужасающий натиск в сторону имперских сил. Этих чудовищ возглавлял Скулекс Великий, способный выдыхать огненные облака, сжигавшие целые подразделения остландцев.

Контрнаступление имперских сил захлебнулось, солдаты начали беспорядочно убегать обратно к стенам Волганофа, чему не мог помешать даже сам Олег фон Рауков. Многие выжившие бросали оружие и спасались бегством, но те, кто находился рядом с Великим Маршалом и его Алыми Быками, не смели сдаваться без боя. Эти храбрецы, ценной собственных жизней смогли выиграть бесценное время, необходимое для успешного отступления разрозненных отрядов.

В конечном итоге — только Алые Быки и их отважный командир, стали единственными, кто оказался вне безопасности городских стен. Окруженные, но не сломленные, они продолжали отважно сражаться. Дважды воины Хаоса атаковали их позиции и каждый раз они были отброшены назад, хоть и ценной больших потерь. Меч Олега, подаренный ему самой Ледяной Королевой Кислева, ярко освещал тьму, витавшую вокруг окружённого отряда. Тяжело дыша и устав от непрерывных боёв, великие мечи Остланда готовились к следующему нападению.

Неожиданно, орды окружившие остландских храбрецов расступились — лорд Морткин, во главе своего отряда телохранителей Багровых Жнецов, желал лично нанести смертельный удар по оставшимся в живых защитникам. Разрубая мечи, кольчуги и тела, Морткин прорывался прямо к фону Раукову, который хоть и сильно устал от долгой битвы, не дрогнул перед лицом превосходящего его противника. Великий Маршал вышел вперёд, принимая брошенный ему вызов.

Трижды Олег наносил целую серию ударов по своему заклятому противнику, но обычному смертному человеку, хоть и такому выдающемуся, было не по силам уничтожить командира Падшего Легиона. Отразив очередной град отчаянных ударов, Морткин наконец решил завершить начатое. Одним ударом топора, с силой, которая могла бы повалить гиганта, Морткин поразил Олега, тело которого отбросило далеко в сторону. Но несмотря на смертельные раны, доблестный остландец из последних сил пытался подняться на ноги и нанести ещё один удар. Безжалостный повелитель Хаоса наступил ему на горло, медленно прерывая жизнь фон Раукова. В этот самый момент, звуки боя неожиданно заглохли и вдалеке раздался рёв боевых рогов Империи.

Вырвавшись из леса Теней, с криками «За Императора!», Рейксгвардия выехала на поле боя. Облачённые в блестящие серебряные доспехи, они с ходу разгромили несколько отрядов варваров, находившихся возле леса. Когда рыцари построились для атаки, то было видно, что командовал ими лично Курт Хельборг — Великий Магистр Ордена и Рейксмаршал Империи. Рядом с ним скакал Людвиг Шварцхельм, носитель личного штандарта императора. Впереди всех, на своём коне, находился Вальмир фон Рауков, граф-выборщик Остланда, в глазах которого горело лишь желание праведной мести.

Лорд Морткин стоял над телом погибшего Олега фон Раукова, бросив мимолётный взгляд на поверженного врага. Олег был гордостью Остланда. Он храбро сражался, даже перед лицом неминуемой гибели. Всё ближе слышались боевые рога рыцарей Рейксгвардии. Всё было так, как говорил ему демонический шёпот. Он давным-давно предупредил его, что подкрепление прибудет в это самое время, а потому Морткин укрыл в лесах половину боевого стада Уль-Рука Красного.

Всё что оставалось сделать лорду Хаоса для окончательной победы — это дать сигнал, чтобы орды зверолюдов вышли из своих укрытий и напали на нечего не подозревающих имперских рыцарей. Морткин чувствовал, как тёмная энергия течёт по его венам, окружая могучей, нечестивой аурой. Он знал, что все случившиеся события — всего лишь предвестники грядущих битв. Далеко на севере, возле Полярных Врат, всё больше демонов прорывалось сквозь истончающеюся завесу между мирам. Всё больше северных племён объединялось, желая присоединиться к походу лорда Мордкина. Он понимал, что стал могущественным сосудом, выбранным для исполнения великих планов Тёмных Богов. Однако его разум всё ещё принадлежал ему и он был ясен как никогда — месть, которую так жаждал Морткин, свершилась.

Он чувствовал на себе каждый из многочисленных взглядов. Он слышал, как тысячи и тысячи голосов повторяют его имя. Однако всё чего он желал теперь — это вечного покоя. Бросив топор на землю и сняв шлем с головы, лорд Хаоса громко произнёс:

«Долг уплачен. Пусть Волганоф горит, как некогда мой родной дом — Ульфенник. Вернуться туда, у меня уже не выйдет. Моя сага закончена. Теперь, я хочу умереть как свободный человек и моя воля будет принадлежать мне, а не Тёмным Богам. Сейчас, возможно хоть уже и поздно, но я отправляюсь в залы своих отцов».

Произнеся последнее слово, тёмная аура, окружающая лорда Морткина, начала медленно тускнеть. Возможно, разочарованные боги забрали свои дары обратно. Телохранители лорда Хаоса были настолько ошеломлены, что даже не успели отреагировать на угрозу, нависшую над их командиром. Его поглотило, словно в вихрь, бушующие вокруг сражение, в котором могучий повелитель Хаоса обрёл желанный покой.

Когда лорд Морткин пал, завеса непроницаемого мрака, нависшая над осаждённым городом, рассеялась и лучи солнца осветили поле боя. Разрозненные армии Хаоса были мгновенно лишены той железной воли, что держала их вместе. Половина северных захватчиков, включая Скулекса Великого, скрылось в лесах и бежало, а некоторые, из числа наиболее кровожадных — стали нападать друг на друга, сводя старые счёты. Тем не менее, орда, которую собрал лорд Морткин, была настолько великой, что даже лишившись половины своих воинов, она представляла серьёзную угрозу для сил Империи.

Тем временем, владыка зверолюдов Уль-Рук Красный всё ещё ждал сигнала. Наконец, когда его звериная ярость дошла до своего предела, зверолюд больше не сдерживал себя и приказал атаковать пылающий город. Лишь разоряя Волганоф, пируя плотью его граждан, разрушая здания и оскверняя храмы — зверолюды могли угомонить ту ярость, что пылала в их тёмных душах. Вырвавшиеся из леса зверолюды вновь склонили чашу весов в сторону Сил Разрушения. Они сокрушили защитников оборонявших проломы стенах, начав резню по всему городу. Все улицы были целиком залиты кровью, ведь зверолюды убивали каждого кто попадался им на глаза, будь то воин северянин, или солдат Империи.

Преисполненные ненависти и жаждой мести из-за героической смерти Олега фон Раукова, именно Алые Быки стали теми, кто отомстил за своего предводителя, расправившись с оцепеневшим лордом Хаоса. Телохранители лорда Морткина были и сами слишком ошеломлены и медлительны, чтобы успеть вмешаться. Однако спустя какое-то время, отойдя от первоначального замешательства, воины лорда Морткина вступили в схватку, убивая любого, кто находился рядом с их павшим господином. Обрызганные кровью с ног до головы, Алые Жнецы с боем пробивались через контратаковавшие войска Империи, пока наконец не добрались до тела Морткина. Имперские силы, понеся значительные потери от телохранителей Повелителя Хаоса, в спешном порядке вновь отступили к городу. Несмотря на то, что после отступления Имперских войск по позициям Алых Жнецов начался обстрел из уцелевших орудий, никто из защитников города так и не отважился вновь идти на вылазку. Окончательно утратив боевой дух, Жнецы понесли тело Морткина к стенам Волганофа.

По личному приказу самого императора, Рейксгвардия провела ночной марш-бросок на север, чтобы успеть достичь Остланда и помочь осаждённой провинции. Курт Хельборг, возглавляющий лучших рыцарей империи, увидев размер вражеской орды перед городом, не испытал даже малейшего сомнения или страха и оценив обстановку, громко и уверенно отдал единственную команду — «В атаку!» Но прежде чем рыцари смогли пробиться до едва уцелевших ворот Волганофа, им пришлось проредить целые отряды многочисленных захватчиков. На пути Рейксгвардии встретились оставшиеся в живых демоны, мстящие всем встречным, за своё поражение, лорд Хэкбейл и его отвратительная чумная армия, а также бесчисленное количество варваров, всё ещё жаждущих своей доли добычи, лежавших в руинах горящего города.

Рыцари Империи рубили своих врагов в бесчисленном множестве, пока не достигли руин южной стены, где их ждало последние, самое тяжёлое испытание.

Облачённые в метал джаггернауты и их всадники, ждали своих врагов у самых стен. Из ноздрей жутких созданий при каждом выдохе шёл пар, а лапы, которыми они перебирали стоя на месте, оставляли ямы размером с небольшую могилу. Оставшиеся в живых Медные Всадники, хотели при помощи стальных копыт уничтожить и растоптать "последнею надежду" Волганофа. Курт Хельборг, видя надвигающихся на них чудовищных созданий, приказал Рейксгвардии опустить копья для встречной рыцарской атаки. Грохот от столкновения двух армий, можно было сравнить только с той ненавистью, с которой те атаковали друг-друга. Во время этого противостояния, многие воины с обеих сторон были убиты или раздавлены боевыми животными в суматохе битвы, но в конце концов, рунические клыки Курта Хельбога и Вальмира фон Раукова, стали решающим фактором в этой короткой, но яростной стычке. С лёгкостью разрезая как броню, так и шкуру зверей, два героя, вместе с Людвигом Шварцхельмом, позаботились о том, чтобы ни один Медный Всадник не выжил, и не сбежал от праведного правосудия Императора.

С гибелью последнего из Медных Всадников, все уцелевшие и не сбежавшие северяне, окончательно осознали, что надежды на дальнейшую победу больше нет. На городских стенах, да и в самом городе, всё ещё продолжались ожесточенные бои, но те силы, что не проникли в город, начали поспешно отступать в близлежащие леса.

В то время, когда за городскими стенами затихали последние отголоски сражений, внутри самого Волганофа, всё ещё бушевали непродолжительные, но кровавые стычки. По городским улицам всё ещё бродили разрозненные отряды северян и зверолюдов, в связи с чем защитникам приходилось укреплять наспех построенные баррикады. Однако количество слуг Нечестивых Богов ворвавшихся в город было слишком велико, а сам город почти целиком объяло пламя пожаров. Городские жители и солдаты — все пытались убежать от того ужаса, что творился внутри города.

Последние из уцелевших телохранителей лорда Морткина, заняв оборону в центре города, в течении долгих часов сражались с солдатами Империи, зверолюдами и другими северянами, считавшими их предателями и главными виновниками этого поражения. Но не смотря на непрекращающиеся нападения и буйствующие вокруг пожары — воины Морткина даже и не пытались отступить из обречённого города. В конце концов, высокие башни некогда величественных стен рухнули и пламя окончательно охватило город, поглощая в себя последних Алых Жнецов и тех несчастных, кто не успел вовремя перебраться за стены. В конечном итоге, Волганоф стал погребальным костром для последних воинов Падшего Легиона и их некогда могущественного повелителя.

Последствия[править | править код]

После грандиозного сражения, Волганоф горел ещё трое суток. Груды обломков и почерневшие брёвна — вот и всё, что осталось от города-крепости. К счастью караваны с необходимой помощью из других провинций прибыли вовремя, чтобы помочь выжившим жителям и солдатам. Вскоре в нескольких милях от того места, где когда-то стоял город, возник стихийный лагерь беженцев.

После случившейся резни, больше никто не видел варваров-захватчиков, исключением стали раненые, травмы которых не позволяли уйти обратно на север. По слухам, лорд Хэкбейл и его чумная армия, сумели пробиться через пылающий Волганоф и добраться до Кислева, а затем и за его пределы. Многие варвары бежали вместе с ними, однако большинство погибло во время трудного перехода по диким землям Кислева, или были убиты мстительными конными племенами унголов.

Зверолюды — вдоволь насытившись человеческой плоти, не дожидаясь окончательного разрушения города, сбежали обратно в леса. Выжившие люди, из числа тех, кто потерял своих родственников во время резни в Волганофе, искренне молились о том, что б именно очищающее пламя унесло жизни их любимых, а не звериный голод детей Хаоса. И по сей день, имя Уль-Рука Красного проклинается всеми жителями Остланда.

Для Вальмира фон Раукова возвращение домой стало весьма горьким. Его приграничные форты были в руинах, а земли разорены. Он не скрывая чувств, в открытую оплакивал потерю своей жены и родового замка. Однако как говорили приближённые к нему люди, — именно смерть его любимого сына, сильнее всего ударила по графу-выборщику. В своём трауре Вальмир остался безутешным. Василий, найденный без сознания среди руин, быстро выздоровел, но так и не нашёл прощения у своего отца.

Прежде чем отправить сильно ослабшую после боёв Рейксгвардию обратно в Альтдорф, Курт Хельборг осмотрел временный лагерь беженцев. Там, он повернулся к своему давнему товарищу по оружию, Людвигу Шварцхельму и спросил его: «Я до сих пор потрясен, Людвиг. Не думаю, что именно наше своевременное прибытие на поле боя, принесло победу, если случившиеся вообще может считаться победой. Если бы их повелитель не прекратил сражаться, я сомневаюсь что мы смогли бы их одолеть. Победа была в его руках, но судя по всему, он просто сдался. Каким же человеком он был на самом деле?»

Людвиг — человек мрачного нрава и весьма немногословный, на мгновение задумался. И в самом деле, хоть никто вслух не говорил об этом, но если бы вторгшаяся армия не потеряла единства, то она могла бы огнём и мечом проложить себе путь до самого Альтдорфа. После небольшой паузы Людвиг ответил: «Может быть, всё дело именно в этом? Возможно, Морткин не был одним из тех... созданий. Возможно, он всё-таки был просто человеком?»

«Тем не менее» — переводя разговор на другую тему, сказал Курт Хельборг — «в случившемся есть немного утешения, Людвиг. После этой битвы, северяне ещё не скоро смогут возобновить свои налёты на наши земли».

Однако, как покажут последующие годы, рейксмаршал серьёзно заблуждался на этот счёт...

Источник[править | править код]

  • Warhammer Fantasy Battles Core (8th Edition)
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.