ФЭНДОМ


Conde Vampiro

Вампиры – истинные повелители бессмертия. Несмотря на проклятие, они сохраняют весь свой коварный интеллект, и, следовательно, все амбиции и желания. Это воистину делает их очень опасными, ибо они могут продолжать расти и учиться, посвящая вечность совершенствованию своих умений и оттачиванию дьявольских планов и интриг. В конце концов, вампир - эгоистичное существо, сохраняющее множество черт характера и побуждений, которыми оно обладало, будучи смертным. В то время как самые дикие из их рода существуют лишь чтобы питаться, часть жаждет владеть миром и подчинить себе живых. Братство некрархов стремится достичь непревзойдённого некромантического мастерства, в то время как ламии владеют невероятным богатством, которое не вообразить и в самых смелых мечтах.

У вампиров нет ничего общего во внешнем виде кроме того, что они сами по себе гуманоиды. Большинство сойдёт за человека на расстоянии, а некоторые ещё более убедительны благодаря мимике, пряча свою злобную сущность за маской аристократического благородства. Порой они таинственны и статны или волнующе прекрасны. Лишь те, кто питается хорошо и регулярно, могут поддерживать имитацию живущего на протяжении любого количества времени. И всё же, несмотря на всё коварство и обаяние, вампир мёртв, у него нет ни сердцебиения, ни дыхания. Они - гниющие трупы, которых постоянно поддерживают тёмная магия и бессмертная воля. Необходимость сохранять свой внешний вид высасывает из вампира энергию, и в случае давления или злости он может открыть своё истинное лицо. Некоторые вампиры и не пытаются скрывать свою нечестивую природу. Эти существа наслаждаются энтропией и упадком, ставшими частью их существования. Их кожа шелушится, клыки вытянуты, а ногти превратились в прочные как сталь когти. От них исходит явственный запах могилы, смешанный с вонью гнилого мяса и несвежей крови.

Vampiress

Ламия

Величайшее проклятие наследия царицы Нефераты в том, что вампиры не могут питаться обычной пищей и пить обычные напитки, но должны поглощать свежую кровь, чтобы поддерживать своё существование. Для самых младших из вампиров эта сверхъестественная жажда очень сильна. На этом этапе они часто безрассудны, и их с лёгкостью ловят и убивают охотники на ведьм и другие фанатичные противники ночи. Хотя большинство вампиров познаёт, как выживать, питаясь свежей кровью всё меньше и меньше, пока им не понадобится пища лишь раз в несколько лет, у некоторых никогда не получается преодолеть первобытные охотничьи инстинкты.

По мере того, как вампир взрослеет, его сила растёт. Он становится сильнее и быстрее физически, и в конечном итоге способен разорвать человека пополам и двигаться так же быстро, как ветер. Он может обладать множеством способностей, природа которых варьируется от вампира к вампиру. Некоторые могут призывать таких созданий, как волки и летучие мыши и насылать их на армии живых, и порой даже учатся принимать такой же облик. Другие способны очаровать слабовольного смертного одним лишь взглядом. Если у вампира сильная тяга к магии, то его некромантические способности увеличиваются - как буквально, так и во время учёбы. Впрочем, несмотря на эти впечатляющие умения, приходится платить ужасающую цену. По мере того, как десятилетия превращаются в столетия, многие вампиры теряют рассудок, неумолимо сходя с ума.

Ещё с тех пор, как Нагаш проклял их род столетия назад, вампиры ненавидят солнце, ибо оно ослабляет их. Поэтому, когда вампиры идут на войну, небо темнеет, так как они призывают великие штормовые облака и рои летучих мышей, чтобы закрыться от ненавистного дневного света. Враг падает духом от этой магической тьмы и опасается вступать в приближающуюся битву. В бою есть вампиры, чья воинская гордость заставляет их скакать прямо на командующих вражеской армии, с самыми элитными из своих неживых слуг на флангах. Их презрение читается в неспешном приближении и высокомерном изгибе бледных губ. Другие, не желая доверять магическую поддержку своей неживой армии простым некромантам, вместо этого тратят энергию на сотворение заклинаний. Даже в таком случае воин, который достаточно безрассуден, чтобы встретиться с вампиром в схватке, быстро поймёт, как сильно он ошибся, когда молниеносный удар фамильного клинка пронзит сердце, а холодные острые клыки вонзятся в шею.

Кровавый поцелуй Править

Способ, при помощи которого вампир превращает смертного в другого вампира, окутан предположениями. Этот процесс известен под разными названиями - Кровавый поцелуй, Тёмное пробуждение, Превращение и Красное возвышение - и считается, что он включает в себя в некотором роде обмен кровью. Именно кровь царицы Нефераты породила первых вампиров. Кровавый поцелуй - крайне таинственное и личное дело, вероятно, уникальное для каждого вампира, и повелители нежизни не обсуждают его, даже со своими сородичами.

Линии крови Править

«И видел я огромную гору на востоке. И видел я, как в пещерах под ней, семь осквернённых источников извергают порченую кровь. И видел я, как потоки крови стекают вниз, образуя семь рек. Две потекли на юг, пять потекли на север в земли Империи и далее в бескрайнее море. И люди, что пили из рек, стали как звери. И умер скот, и земля превратилась в пепел, и не было ничего, кроме горя и скорби»
– из видений святого Эрлиха, монаха-зигмарита

Существует пять различных династий вампиров, известных как линии крови. Каждая из них происходит от одного из так называемых Первых детей - первородных вампиров, созданных Нефератой: ламии (Неферата), некрархи (В'соран), Кровавые драконы (Абхораш), стригои (Ушоран) и Карштайны (Вашанеш). Однако из Первых детей после войны с Неехарой и проклятия вампиров Нагашем уцелели ещё двое: Маатмезес и Харахте. Первый был извращённым чревоугодником и занимал должность главного судьи, второй - зловещий визирь двора Ламии. После предательства Нагаша о них не слышали. Большинство считают, что они были убиты Великим некромантом, но, возможно, они скрылись как остальные первородные вампиры. К примеру, труды Марко Поларе о Катае включают в себя легенды о бессмертных евнухах-колдунах, которые пьют души людей. Кроме этого, Марко привёз сказки из джунглей Инда и Южноземелья, где упоминаются сумасшедшие жрецы, вырывающие сердца людей, чтобы поднести их своим тёмным богам. Возможно, эти дети Маатмезеса и Харахте, которые в один прекрасный день навестят своих родственников.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.